Увольнение по лишению допуска к государственной тайне

Увольнение по лишению допуска к государственной тайне

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа, разработана совместно с ЗАО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 июля 2014 г. N 59-АПГ14-7 Решение по делу о признании незаконным решения о прекращении допуска к государственной тайне, возложении обязанности восстановить допуск к государственной тайне, взыскании надбавки к ежемесячному денежному содержанию, которым в удовлетворении исковых требований отказано, оставлено без изменения, поскольку законом предусмотрен порядок оформления прекращения допуска к государственной тайне в связи с увольнением сотрудника, имеющего допуск к государственной тайне, из организации независимо от основания расторжения служебного контракта

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Назаровой А.М.,

судей Корчашкиной Т.Е. и Гуляевой Г.А.,

при секретаре Михейкиной Т.С.

рассмотрела в судебном заседании дело по иску Веремеенко Д.Л. к Управлению Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков по Амурской области

о признании незаконным решения о прекращении допуска к государственной тайне, возложении обязанности восстановить допуск к государственной тайне, взыскании надбавки к ежемесячному денежному содержанию

по апелляционной жалобе Веремеенко Д.Л. на решение Амурского областного суда от 11 апреля 2014 года, которым в удовлетворении исковых требований отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Веремеенко Д.Л. обратился в суд с иском к Управлению Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков по Амурской области о признании незаконным решения начальника Управления ФСКН России по Амурской области от 14 мая 2013 года о прекращении ему допуска к государственной тайне, восстановлении допуска к государственной тайне и возложении обязанности установить и выплатить надбавку к ежемесячному денежному содержанию.

В обоснование исковых требований истец указал на то, что проходил службу в органах по контролю за оборотом наркотиков с 1 июля 2003 года по 13 ноября 2012 года на различных должностях, в том числе в период с 12 декабря 2011 года по 13 ноября 2012 года занимал должность заместителя начальника Райчихинского межрегионального отделения Управления ФСКН России по Амурской области, имел допуск к государственной тайне по второй форме, непосредственно работал со сведениями, составляющим государственную тайну. С 14 ноября 2012 года был незаконно уволен со службы. По решению Благовещенского городского суда Амурской области от 21 октября 2013 года восстановлен на службе в прежней должности. 22 октября 2013 года, приступив к работе, Веремеенко Д.Л. узнал о том, что ранее оформленный допуск к государственной тайне с 14 мая 2013 года ему был прекращен.

Истец полагал, что действия и решение начальника Управления ФСКН России по Амурской области о прекращении ему допуска к государственной тайне являются незаконными, поскольку предусмотренных статьей 23 Закона Российской Федерации «О государственной тайне» оснований для прекращения допуска не имелось. Кроме того, считал, что с момента восстановления на службе ему незаконно не выплачивалась надбавка к денежному содержанию за секретность в размере 20% ежемесячно.

В связи с изложенным истец просил суд признать незаконным решение начальника Управления ФСКН России по Амурской области от 14 мая 2013 года о прекращении допуска к государственной тайне по второй форме, обязать начальника Управления восстановить ему допуск, установить надбавку к ежемесячному денежному содержанию в размере 20% к должностному окладу с 21 октября 2013 года, то есть с момента восстановления на службе, и выплатить указанную надбавку за период с 21 октября 2013 года по день принятия решения по данному делу.

Ответчик исковые требования не признал, ссылаясь на то, что решение о прекращении Веремеенко Д.Л. допуска к государственной тайне по истечении 6 месяцев с момента увольнения со службы являлось правомерным. После восстановления на службе по решению суда в отношении Веремеенко Д.Л. были проведены проверочные мероприятия органами ФСБ, и с 21 января 2014 года он допущен к работе со сведениями, составляющими государственную тайну. В период с 22 октября 2013 года по 20 января 2014 года Веремеенко Д.Л. не работал со сведениями, составляющими государственную тайну, поэтому оснований для выплаты ему надбавки к должностному окладу за секретность не имелось.

Решением Амурского областного суда от 11 апреля 2014 года в удовлетворении исковых требований Веремеенко Д.Л. отказано.

В апелляционной жалобе Веремеенко Д.Л. просит об отмене указанного решения суда первой инстанции и принятии по делу нового решения об удовлетворении иска, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права.

Стороны, надлежащим образом извещённые о времени и месте рассмотрения дела в апелляционном порядке, в судебное заседание Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не явились, о причинах неявки не сообщили.

В связи с этим на основании ст.ст. 327, 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит возможным рассмотрение дела в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для её удовлетворения и отмены решения суда, принятого в соответствии с установленными обстоятельствами и требованиями закона.

Суд признал установленным, что Веремеенко Д.Л. проходил службу в органах наркоконтроля с 1 июля 2003 года по 14 ноября 2012 года. В период с 12 декабря 2011 года по 14 ноября 2012 года он занимал должность . отдела Управления ФСКН России по Амурской области. По роду служебной деятельности и должностным обязанностям имел допуск к сведениям, составляющим государственную тайну.

Приказом Управления ФСКН России по Амурской области от 12 ноября 2012 года № 123-лс Веремеенко Д.Л. был уволен со службы в органах наркоконтроля с 14 ноября 2012 года по подпункту 12 пункта 142 Положения о правоохранительной службе в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 5 июня 2003 года № 613, в связи с однократным грубым нарушением или систематическим нарушением служебной дисциплины.

14 мая 2013 года в позицию 8 карточки формы № 1, оформленной на Веремеенко Д.Л., была внесена запись о прекращении допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, заверенная подписью начальника Управления ФСКН России по Амурской области.

На основании решения Благовещенского городского суда Амурской области от 21 октября 2013 года Управлением ФСКН России по Амурской области был издан приказ от 23 октября 2013 года № 117-лс о восстановлении Веремеенко Д.Л. в должности . отдела Управления с 15 ноября 2012 года.

Однако к работе с документами, составляющими государственную тайну, Веремеенко Д.Л. допущен не был. 22 октября 2013 года он был ознакомлен с письмом и.о. начальника Управления ФСКН России по Амурской области от 22 октября 2013 года № 12/8267, которым и.о. начальника Райчихинского МРО Управления ФСКН России по Амурской области было предписано в связи с решением от 14 мая 2013 года о прекращении Веремеенко Д.Л. допуска к государственной тайне не допускать его к сведениям, составляющим государственную тайну, до оформления допуска к государственной тайне и распоряжения начальника Управления о допуске указанного сотрудника к работам и документам по второй форме.

16 января 2014 года Управлением ФСБ России по Амурской области Веремеенко Д.Л. был оформлен допуск к работе со сведениями, составляющими государственную тайну. Приказом от 3 февраля 2014 года № 11-лс ему с 21 января 2014 года установлена надбавка к должностному окладу в размере 20% за работу со сведениями, составляющими государственную тайну.

Оспаривая решение начальника Управления ФСКН России по Амурской области от 14 мая 2013 года о прекращении допуска к государственной тайне, Веремеенко Д.Л. ссылался на то, что предусмотренных статьей 23 Закона Российской Федерации «О государственной тайне» оснований прекращения допуска не имелось. Данная норма предусматривает возможность прекращения допуска к государственной тайне в случае расторжения трудового договора (контракта) в связи с проведением организационно-штатных мероприятий, однако он был уволен со службы по иным основаниям.

Разрешая спор, суд, сославшись на положения нормативных актов в области защиты государственной тайны: Закон Российской Федерации «О государственной тайне», а также Инструкцию о порядке допуска должностных лиц и граждан к государственной тайне, утвержденную постановлением Правительства Российской Федерации от 6 февраля 2010 г. № 63 (далее — Инструкция), пришел к правильному выводу о том, что в данном случае имелись основания прекращения допуска к государственной тайне.

В соответствии со статьей 3 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 года № 5485-I «О государственной тайне» законодательство Российской Федерации о государственной тайне основывается на Конституции Российской Федерации, Законе Российской Федерации «О безопасности» и включает настоящий Закон, а также положения других актов законодательства, регулирующих отношения, связанные с защитой государственной тайны.

Как следует из пункта 1 Инструкции, она разработана в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственной тайне, положения Инструкции обязательны для выполнения государственными органами, органами местного самоуправления и организациями, которые выполняют работы, связанные с использованием сведений, составляющих государственную тайну, либо намерены получить в установленном порядке лицензию на право проведения таких работ, гражданами, взявшими на себя обязательства либо обязанными по своему статусу исполнять законодательство Российской Федерации о государственной тайне.

Таким образом, учитывая, что положения Инструкции в примененной судом части не были признаны незаконными в установленном законом порядке, они также обязательны для соблюдения государственными органами, выполняющими работы, которые связаны с использованием сведений, составляющих государственную тайну, как и положения Закона Российской Федерации «О государственной тайне».

В соответствии со статьей 23 Закона Российской Федерации «О государственной тайне» и пунктом 15 Инструкции допуск должностного лица или гражданина к государственной тайне может быть прекращен по решению руководителя органа государственной власти, предприятия, учреждения или организации в случаях: расторжения с ним трудового договора (контракта) в связи с проведением организационных и (или) штатных мероприятий; однократного нарушения им обязательств, связанных с защитой государственной тайны; возникновения обстоятельств, являющихся основанием для отказа должностному лицу или гражданину в допуске к государственной тайне.

Согласно пункту 44 Инструкции действие допуска к государственной тайне прекращается в отношении граждан, которые переведены на должности, не предусматривающие наличие допуска к государственной тайне, уволились из организации, в том числе при расторжении трудового договора (контракта) в связи с проведением организационных и (или) штатных мероприятий, закончили обучение в учебном заведении и т.п. и на которых в течение 6 месяцев не затребованы карточки (форма 1).

Читайте также:  Как рассчитать мрот с районным коэффициентом

В силу пункта 45 Инструкции решение о прекращении допуска гражданина к государственной тайне оформляется записью в позиции 8 карточки, которая заверяется подписью соответствующего должностного лица и печатью организации.

Таким образом, в Инструкции предусмотрен порядок оформления прекращения допуска к государственной тайне в связи с увольнением сотрудника, имеющего допуск к государственной тайне, из организации независимо от основания расторжения служебного контракта. При этом запись о прекращении допуска к государственной тайне может быть сделана лишь по истечении 6 месяцев с момента увольнения.

Поскольку с 14 ноября 2012 года Веремеенко Д.Л. был уволен со службы и в течение 6 месяцев с момента увольнения из Управления ФСКН России по Амурской области его карточка о допуске к сведениям, составляющим государственную тайну, не была затребована, у начальника ФСКН России по Амурской области имелись основания, предусмотренные пунктом 44 Инструкции, для оформления прекращения допуска Веремеенко Д.Л. к сведениям, составляющим государственную тайну.

После восстановления Веремеенко Д.Л. на работе ответчик произвел переоформление ему допуска к государственной тайне в соответствии со ст.ст. 61, 62 Инструкции с учетом возможных изменений анкетных данных истца. В то же время порядок восстановления записи о допуске к государственной тайне ни нормами Закона Российской Федерации «О государственной тайне», ни положениями Инструкции не предусмотрен.

При таких обстоятельствах суд правомерно отказал в удовлетворении требований Веремеенко Д.Л. о признании решения начальника Управления ФСКН России по Амурской области от 14 мая 2013 года незаконным, обязании начальника УФСКН России по Амурской области восстановить Веремеенко Д.Л. допуск к государственной тайне по второй форме.

Статьей 21 Закона Российской Федерации «О государственной тайне» для должностных лиц и граждан, допущенных к государственной тайне на постоянной основе, предусмотрено установление социальных гарантий, в том числе процентных надбавок к заработной плате в зависимости от степени секретности сведений, к которым они имеют доступ.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 18 сентября 2006 года № 573 «О предоставлении социальных гарантий гражданам, допущенным к государственной тайне на постоянной основе, и сотрудникам структурных подразделений по защите государственной тайны» утверждены Правила выплаты ежемесячных процентных надбавок к должностному окладу (тарифной ставке) граждан, допущенных к государственной тайне на постоянной основе, и сотрудников структурных подразделений по защите государственной тайны, согласно которым ежемесячная процентная надбавка к должностному окладу (тарифной ставке) граждан, допущенных к государственной тайне на постоянной основе (за исключением военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации и уголовно-исполнительной системы), выплачивается в зависимости от степени секретности сведений, к которым эти граждане имеют документально подтверждаемый доступ на законных основаниях.

В соответствии с названными выше Законом и Постановлением Правительства Российской Федерации Приказом ФСКН от 29 сентября 2008 года № 316 была утверждена Инструкция о выплате ежемесячных процентных надбавок к должностному окладу (тарифной ставке) сотрудников, федеральных государственных гражданских служащих и работников, допущенных к государственной тайне на постоянной основе, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, действовавшая до 18 мая 2014 года, которая предусматривала выплату сотрудникам органов наркоконтроля надбавки в размере 20% за работу со сведениями, имеющими степень секретности «совершенно секретно». Абзацем третьим пункта 5 данной Инструкции было предусмотрено, что надбавка не выплачивается лицам, допуск которых к государственной тайне в установленном порядке прекращен.

Разрешая требования истца об обязании ответчика установить ему надбавку в размере 20% с 21 октября 2013 года и выплатить указанную надбавку за период с 21 октября 2013 года по дату принятия решения по данному делу, суд, руководствуясь перечисленными нормативными актами, пришел к правильному выводу о том, что такая надбавка выплачивается сотрудникам, имеющим оформленный в установленном порядке допуск к сведениям, составляющим государственную тайну, и на которых возложена обязанность постоянно работать со сведениями, составляющими государственную тайну, в силу должностных обязанностей.

Должность . отдела Управления ФСКН России по Амурской области поименована в номенклатуре должностей работников, подлежащих оформлению на допуск к государственной тайне.

Однако учитывая то обстоятельство, что допуск Веремеенко Д.Л. к государственной тайне был прекращен в установленном порядке, и в период с момента увольнения из органов наркоконтроля, то есть с 14 ноября 2012 года, до переоформления соответствующей формы допуска 20 января 2014 года после восстановления на работе, Веремеенко Д.Л. не работал с документами, содержащими сведения, составляющие государственную тайну, оснований для выплаты ему надбавки к должностному окладу за секретность у ответчика не имелось.

Доводы Веремеенко Д.Л. в апелляционной жалобе о том, что допуск к государственной тайне может быть прекращен лишь по основаниям, перечисленным в статье 23 Закона Российской Федерации «О государственной тайне», основаны на ошибочном толковании заявителем норм законодательства в области защиты государственной тайны и не могут являться основанием к отмене решения суда первой инстанции.

При рассмотрении дела судом правильно определены юридически значимые обстоятельства, выводы суда подтверждены материалами дела, каких-либо нарушений норм материального и процессуального права, которые привели бы к неправильному разрешению дела, не допущено, утверждения заявителя об обратном не свидетельствуют о незаконности судебного решения.

С учётом изложенного, принятое по делу решение суда первой инстанции следует признать законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Руководствуясь статьями 328, 329, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, определила:

решение Амурского областного суда от 11 апреля 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Веремеенко Д.Л. — без удовлетворения.

Председательствующий Назарова А.М.
Судьи Корчашкина Т.Е.
Гуляева Г.А.

Обзор документа

Гражданин служил в органах наркоконтроля и имел допуск к гостайне. Он был уволен, но по решению суда его восстановили в прежней должности. Узнав, что ранее оформленный ему допуск к гостайне прекращен, гражданин обратился с иском в суд. Он просил признать незаконным решение о прекращении допуска к гостайне, восстановить допуск и взыскать надбавку за работу с гостайной.

Истец, в частности, ссылался на то, что по закону допуск к гостайне может быть прекращен в случае расторжения трудового договора (контракта) в связи с проведением организационных и (или) штатных мероприятий. А он был уволен по иному основанию (нарушение служебной дисциплины).

В иске было отказано. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ оставила данное решение в силе. При этом она отметила следующее.

Согласно Инструкции о порядке допуска должностных лиц и граждан к гостайне действие допуска прекращается в отношении граждан, которые переведены на должности, не предусматривающие наличие допуска к гостайне, уволились из организации, в т. ч. при расторжении трудового договора (контракта) в связи с проведением организационных и (или) штатных мероприятий, закончили обучение в учебном заведении и т. п. и на которых в течение 6 месяцев не затребованы карточки о допуске к гостайне.

Таким образом, в инструкции предусмотрен порядок оформления прекращения допуска к гостайне в связи с увольнением сотрудника, имеющего допуск, из организации независимо от основания расторжения служебного контракта. При этом запись о прекращении допуска может быть сделана лишь по истечении 6 месяцев с момента увольнения.

Истец был уволен со службы и в течение 6 месяцев после этого его карточка о допуске к гостайне не была затребована. Поэтому имелись основания для прекращения его допуска к гостайне.

После восстановления истца на службе ответчик переоформил ему допуск к гостайне с учетом возможных изменений анкетных данных. В то же время порядок восстановления записи о допуске к гостайне ни нормами Закона о гостайне, ни положениями инструкции не предусмотрен.

Помогите, пожалуйста, разобраться с ситуацией.

Мичман. Плавсостав. НК. Выслуга 13,5 . в льготах чуть меньше 20. Уволили « в связи с лишением допуска к государственной тайне (подпункта «г» пункта 2 статьи 51 Федерального закона) приказом КомТОФ от 22.04.13г.

Числа 28.04.13 (предположительно) состоялся приказ об исключении из списков части.

С приказами не ознакомлен, по настоящее время. Информация от «одна бабка сказала».

25.04.13г. мной был написан рапорт, с просьбой на «прохождение ВВК, в связи с увольнением в запас». Рапорт успешно подписан, получаю направление на ВВК «в связи с увольнением в запас, по несоблюдению условий контракта», начинаю проходить.

30.04.13г. Выявляется заболевание (в платной не военной поликлинике).

06.05.13 (после первомайских праздников) обращаюсь в военную, с жалобами. Отправляют в госпиталь, в госпитале отказывают в стационаре. Прохожу лечение амбулаторно, при военной поликлинике, ВВК приостановлено, в связи с выявленным заболеванием. С 08.05.13 г. по 18.07.13 г. нахожусь на лечении. В это время 17.05.13г. пишу рапорт, на имя командира, с просьбой не исключать из списков части, до прохождения ВВК. Рапорт подписан 23.05.13, с резолюцией «ИО Нач.кадров. Документы на увольнение предоставить после прохождения ВВК. На такого-то такого-то.» Т.е на меня. То, что приказы на увольнение на меня состоялись, всё ещё не знали ни я, ни командование, части касающиеся. (Были крупнее кадровые перестановки, почти всё командование, в это время менялось). Во время лечения прошу командира «предоставить ВВК, в связи с выявленным заболеванием». Прохожу ВВК. На основании ст. 59 в, 57 г, 60 в графы III признан не годен к службе в плавсоставе, «А»-годен к военной службе, от 25.07.13.

Собственно, вопрос, с учётом вышеизложенного.

Есть ли вероятность восстановиться в списках части, в связи с нарушением порядка увольнения, (отпуск за 13-й год не предоставлялся, приказы не доводились, выплаты проверяю). И изменения основания для увольнения.

Я изучаю «53-й ФЗ и статью 34 Положения о порядке прохождения Военной службы от 16.09.99 № 1237» которые фигурируют в приказе на увольнение и выясняю что:

« 4. Военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть досрочно уволен с военной службы:

а) в связи с организационно-штатными мероприятиями (подпункт "а" пункта 2 статьи 51 Федерального закона) и при отсутствии других оснований для увольнения:»

«… при признании его военно-врачебной комиссией не годным к военной службе по имеющейся военно-учетной специальности (не отвечающим специальным требованиям), но годным к военной службе или годным к военной службе с незначительными ограничениями при отсутствии его согласия с назначением на другую воинскую должность (должность);»

Читайте также:  Закон о персональных данных последняя редакция 2018

«г) в связи с отказом в допуске к государственной тайне или лишением указанного допуска (подпункт "г" пункта 2 статьи 51 Федерального закона) — при отказе в допуске к государственной тайне или при лишении указанного допуска военнослужащего, занимающего воинскую должность (должность), связанную с допуском к государственной тайне, при невозможности назначения на другую воинскую должность (должность) и отсутствии других оснований для увольнения;»

То есть, если меня увольняют по ОШМ, … при признании его военно-врачебной комиссией не годным к военной службе по имеющейся военно-учетной специальности, это является основанием для увольнения, а в связи с отказом в допуске к государственной тайне, это не является основанием? Помогите, пожалуйста.

Александр, в соответствии со ст.11 Положения о порядке прохождения военной службы, утверждённого Указом Президента РФ от 16 сентября 1999 г. N 1237 "Вопросы прохождения военной службы», в случае если военнослужащему отказано в допуске к сведениям, составляющим государственную тайну, или он лишен указанного допуска, он назначается в установленном порядке на воинскую должность, не связанную с допуском к сведениям, составляющим государственную тайну, или увольняется с военной службы. Согласно ст.34 данного Положения военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть досрочно уволен с военной службы в связи с отказом в допуске к государственной тайне или лишением указанного допуска — при отказе в допуске к государственной тайне или при лишении указанного допуска военнослужащего, занимающего воинскую должность (должность), связанную с допуском к государственной тайне, при невозможности назначения на другую воинскую должность (должность) и отсутствии других оснований для увольнения.

Таким образом, увольнение с военной службы будет правомерным, если Вас невозможно назначить на другую должность, и при этом отсутствуют иные основания для увольнения.

В Федеральном законе "О воинской обязанности и военной службе" от 28.03.1998 №53-ФЗ содержатся общие основания увольнения военнослужащих с военной службы. Как следует их ч.2 ст.51 данного Закона, военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, МОЖЕТ БЫТЬ досрочно уволен с военной службы, в частности, в связи с организационно-штатными мероприятиями (подп. "а"), в связи с отказом в допуске к государственной тайне или лишением указанного допуска (подп. "г"). Согласно подп."б" ч.3 данной статьи военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, ИМЕЕТ ПРАВО на досрочное увольнение с военной службы по состоянию здоровья — в связи с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе (за исключением лиц, указанных в подпункте "г" пункта 1 настоящей статьи).

Таким образом, увольнение военнослужащего по контракту с военной службы по состоянию здоровья зависит от его волеизъявления. Соответственно, если Вас невозможно назначить на другую должность, а Вы изъявляете желание уволиться со службы по состоянию здоровья, Вас должны уволить по данному основанию.

Для увольнения же Вас в связи с ОШМ в Вашей части такие мероприятия должны проводиться. В своём вопросе Вы не указываете о проведении ОШМ.

Те основания для восстановления в списке части, которые Вы указали в вопросе (отпуск за 13-й год не предоставлялся, приказы не доводились, выплаты проверяю), на мой взгляд, вряд ли повлекут за собой Ваше восстановление. Поэтому не рассчитывайте на них сильно.

Я полагаю, единственно возможное основание для Вашего восстановления — наличие в части другой должности, на которую Вы могли быть переведены, но (после инициирования Вами обследования ВВК) с учётом ограничений по состоянию здоровья.

Что касается изменения формулировки причины увольнения, то, как я уже указал, Вы можете настаивать на увольнении Вас по состоянию здоровья.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 15 декабря 2016 г. N 201-КГ16-49

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Крупнова И.В.,

судей Дербилова О.А., Сокерина С.Г.

при секретаре Замолоцких В.А. рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по кассационной жалобе представителя руководителя Службы организационно-кадровой работы Федеральной службы безопасности Российской Федерации (далее — СОКР ФСБ России) Штаненко В.И. и представителя командира войсковой части Комарова Н.А. на апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Московского окружного военного суда от 16 июня 2016 г. и постановление президиума этого же суда от 19 октября 2016 г. по административному делу об оспаривании капитаном запаса Кажаровой М.А. действий Федеральной службы безопасности Российской Федерации, руководителя СОКР ФСБ России и командира войсковой части , связанных с отказом в изменении основания увольнения с военной службы и восстановлении на учете участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих (далее — НИС).

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Сокерина С.Г., изложившего обстоятельства дела, содержание судебных постановлений, принятых по делу, доводы кассационной жалобы, выступления представителей административных ответчиков Кононенко А.В., Штаненко В.И., Цветкова А.С., Комарова Н.А. в поддержку кассационной жалобы, административного истца Кажаровой М.А. и ее представителя Шевякова М.И., возражавших против ее удовлетворения, Судебная коллегия по делам военнослужащих

Кажарова М.А., проходившая военную службу по контракту в войсковой части , приказом руководителя СОКР ФСБ России от 6 декабря 2014 г. N 1181-ЛС досрочно уволена с военной службы по подп. "г" п. 2 ст. 51 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" в связи с лишением допуска к государственной тайне и приказом командира войсковой части от 13 февраля 2015 г. N 10-лс исключена из списков личного состава воинской части со 2 апреля 2015 г.

Заключением военно-врачебной комиссии федерального государственного казенного учреждения Главный клинический военный госпиталь ФСБ России от 25 декабря 2014 г. N 2506, утвержденным Центральной военно-врачебной комиссией ФСБ России 15 января 2015 г., Кажарова М.А. признана ограниченно годной к военной службе.

21 января 2015 г. Кажарова М.А. обратилась с рапортом к командиру войсковой части о получении целевого жилищного займа как участнику НИС. Какого-либо решения об отказе Кажаровой М.А. в удовлетворении данного рапорта должностными лицами принято не было.

30 сентября 2015 г. Кажарова М.А. направила заявление, адресованное руководителю СОКР ФСБ России и командиру войсковой части , в котором просила изменить в приказе руководителя СОКР ФСБ России от 6 декабря 2014 г. N 1181-ЛС основание увольнения ее с военной службы на подп. "б" п. 3 ст. 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" (по состоянию здоровья — в связи с признанием военнослужащего военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе), а также восстановить ее на учете участников НИС. Однако указанными должностными лицами в удовлетворении данного заявления ей было отказано.

Полагая свои права нарушенными, Кажарова М.А. обратилась в суд с административным исковым заявлением, в котором с учетом последующих уточнений просила признать незаконными действия ФСБ России, руководителя СОКР ФСБ России и командира войсковой части , связанные с отказом изменить формулировку основания увольнения ее с военной службы в приказе руководителя СОКР ФСБ России от 6 декабря 2014 г. N 1181-ЛС, и обязать ФСБ России и этих должностных лиц изменить основание ее увольнения с военной службы на подп. "б" п. 3 ст. 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе", а также восстановить ее на учете участников НИС и реализовать ее рапорт от 21 января 2015 г. о выдаче целевого жилищного займа.

Решением Московского гарнизонного военного суда от 4 апреля 2016 г. в удовлетворении административного искового заявления Кажаровой М.А. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Московского окружного военного суда от 16 июня 2016 г. решение гарнизонного военного суда отменено и по делу принято новое решение о частичном удовлетворении заявления Кажаровой М.А.

Суд апелляционной инстанции признал незаконными действия руководителя СОКР ФСБ России, связанные с отказом в изменении основания увольнения Кажаровой М.А. с военной службы в приказе этого должностного лица от 6 декабря 2014 г. N 1181-ЛС.

Кроме того, на руководителя СОКР ФСБ России возложена обязанность по внесению изменений в вышеуказанный приказ в части увольнения Кажаровой с военной службы на подп. "б" п. 3 ст. 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе", а также по восстановлению ее в реестре участников НИС.

На командира войсковой части судом возложена обязанность по повторному рассмотрению рапорта Кажаровой М.А. от 21 января 2015 г. о выдаче ей целевого жилищного займа.

В удовлетворении административного искового заявления Кажаровой М.А. в части требований о возложении на ФСБ России и командира войсковой части обязанности по изданию приказа об увольнении с военной службы и восстановлению ее на учете участников НИС судом апелляционной инстанции отказано.

Постановлением президиума Московского окружного военного суда от 19 октября 2016 г. названное выше апелляционное определение оставлено без изменения, а кассационные жалобы представителей СОКР ФСБ России и командира войсковой части без удовлетворения.

В жалобе, адресованной в Судебную коллегию по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации, представители СОКР ФСБ России и командира войсковой части Штаненко В.И. и Комаров Н.А., выражая несогласие с состоявшимися судебными постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, просят их отменить, оставив в силе решение суда первой инстанции.

В обоснование своих жалоб они указывают, что судами апелляционной и кассационной инстанций допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, выразившиеся в следующем.

По мнению авторов кассационных жалоб, судом кассационной инстанции неправильно истолкованы положения п. 11 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237 в части выводов о наличии у военнослужащего, уволенного с военной службы, права выбора основания увольнения, а у командования обязанности по изменению этого основания в связи с волеизъявлением военнослужащего.

Кроме того, согласно заключению ВВК Кажарова была признана ограниченно годной к военной службе, что в силу подп. "б" п. 3 ст. 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" не исключало возможности дальнейшего прохождения ею военной службы, а реализация административным истцом права на увольнение по данному основанию носило заявительный характер. Между тем по делу установлено, но не учтено судами апелляционной и кассационной инстанций, что Кажарова до дня исключения из списков личного состава к командованию с рапортом об увольнении по подп. "б" п. 3 ст. 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" или об изменении основания увольнения не обращалась.

Также авторы кассационной жалобы считают ошибочным вывод президиума Московского окружного военного суда о наличии причин, которые объективно свидетельствовали об отсутствии у Кажаровой возможности ранее сентября 2015 г. обратиться к командованию с просьбой об изменении основания увольнения, поскольку материалами дела он не подтверждается. В то же время об обратном свидетельствует то, что уже в декабре 2014 г. Кажарова обжаловала в суде действия командования, связанные с лишением ее допуска к государственной тайне, что свидетельствует о ее способности в тот период времени осуществлять действия по защите своих интересов.

Читайте также:  Порядок увольнения при сокращении штата сотрудников

По мнению Штаненко В.И., суды апелляционной и кассационной инстанций необоснованно руководствовались п. 74 Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 г. N 565, поскольку данная норма правоотношения с участием Кажаровой как бывшей военнослужащей, освидетельствованной военно-врачебной комиссией в период прохождения военной службы, и согласной с ее заключением, не регулирует.

Не соглашаются авторы кассационных жалоб и с выводом президиума Московского окружного военного суда о том, что командование войсковой части было обязано предложить Кажаровой написать рапорт с просьбой об изменении основания увольнения после получения заключения ВВК. По их мнению, ссылка суда кассационной инстанции в обоснование такого вывода на положения ст. 78 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации несостоятельна, поскольку эта норма не регулирует правоотношения, связанные с порядком увольнения военнослужащих с военной службы.

В заключение жалоб их авторы обращают внимание на то, что суды апелляционной и кассационной инстанций по настоящему делу допустили переоценку обстоятельств, которые были установлены вступившим в законную силу решением Московского гарнизонного военного суда от 28 сентября 2015 г. и апелляционным определением Московского окружного военного суда от 4 февраля 2016 г. по административному делу о проверке законности увольнения Кажаровой с военной службы и исключения ее из списков личного состава части.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2016 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы в кассационном порядке извещены своевременно и в надлежащей форме.

Рассмотрев материалы административного дела, заслушав доводы каждой из сторон в обоснование своей позиции, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по делам военнослужащих приходит к следующим выводам.

Согласно ст. 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Из материалов дела усматривается, что Кажарова обратилась в суд с административным исковым заявлением об оспаривании действий ФСБ России, руководителя СОКР ФСБ России и командира войсковой части , связанных с отказом изменить формулировку основания увольнения ее с военной службы на подп. "б" п. 3 ст. 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе", восстановить ее на учете участников НИС и реализовать ее рапорт от 21 января 2015 г. о выдаче целевого жилищного займа.

Оставляя без изменения апелляционное определение Московского окружного военного суда от 16 июня 2016 г., которым было отменено решение Московского гарнизонного военного суда от 4 апреля 2016 г. об отказе в удовлетворении требований административного истца, президиум Московского окружного военного суда согласился с выводом суда апелляционной инстанции о неправильном толковании судом первой инстанции норм материального права при оценке обоснованности отказа командования изменить основание увольнения Кажаровой с военной службы, после увольнения ее с таковой.

В обоснование этого суд кассационной инстанции, как и суд апелляционной инстанции, сослался на п. 74 Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 г., который, по мнению президиума окружного военного суда, позволяет военнослужащему, уволенному с военной службы, обратится к командованию с просьбой об изменении основания увольнения с целью реализации льгот, установленных законодательством для военнослужащих, уволенных по состоянию здоровья, поскольку имеющееся у него заболевание возникло в период прохождения военной службы.

Однако эти выводы судов основаны на неправильном истолковании закона.

Как усматривается из имеющихся в материалах дела доказательств и пояснений участников процесса, Кажарова находилась на военной службе с 2003 г., а с 2008 г. являлась военнослужащей войсковой части .

В сентябре 2014 г. административный истец была лишена допуска к государственной тайне и в связи с отсутствием соответствующих должностей в ноябре того же года, после неоднократного отказа с ее стороны получить направление на медицинское освидетельствование, представлена к увольнению с военной службы по подп. "г" пункта 2 статьи 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе".

28 ноября 2014 г. Кажарова по ее просьбе была направлена в военно-врачебную комиссию, согласно заключению которой от 25 декабря 2014 г. она признана ограниченно годной к военной службе по состоянию здоровья.

Приказом руководителя СОКР ФСБ России от 6 декабря 2014 г. N 1181-ЛС она досрочно уволена с военной службы в связи с лишением допуска к государственной тайне, а приказом командира войсковой части от 13 февраля 2015 г. N 10 — со 2 апреля 2015 г. исключена из списков личного состава.

30 сентября 2015 г. Кажарова обратилась с заявлением в том числе и на имя руководителя СОКР ФСБ России об изменении основания ее увольнения с военной службы, но получила отказ.

При этом суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что для настоящего дела преюдициальное значение имеют судебные постановления — решение Московского гарнизонного военного суда от 28 сентября 2015 г. и апелляционное определение Московского окружного военного суда от 4 февраля 2016 г., принятые по ранее рассмотренному административному делу N 2597/2015, которыми установлено, что 18 сентября, 5, 12 и 14 ноября 2014 г. Кажарова по неуважительным причинам отказалась от прохождения медицинского освидетельствования, которые не препятствовали ей своевременно получить направление на ВВК и до издания приказа об увольнении с военной службы пройти медицинское освидетельствование, в связи с чем право на выбор основания увольнения с военной службы до издания названного приказа у нее не возникло. Кроме того, по делу достоверно установлено, что с рапортом об изменении основания увольнения в период военной службы она не обращалась, настаивая на восстановлении на военной службе.

Указанные обстоятельства имеют существенное значение для настоящего дела.

В соответствии с п. 1 ст. 2 Федерального закона от 27 мая 2003 г. N 58-ФЗ "О системе государственной службы Российской Федерации" военная служба является видом федеральной государственной службы. Принципы ее построения и функционирования закреплены в Федеральном законе "О воинской обязанности и военной службе", согласно п. 1 ст. 50 которого увольнение с военной службы военнослужащих в воинских званиях до полковников, капитанов 1 ранга включительно осуществляется в порядке, установленном Положением о порядке прохождения военной службы, утвержденном Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237 (далее — Положение о порядке прохождения военной службы).

Порядок увольнения военнослужащих с военной службы и исключения их из списков личного состава воинской части установлен в ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службе, в котором Президентом Российской Федерации, кроме того, воспроизведены указанные в ст. 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" основания, при которых военнослужащий подлежит увольнению, может быть уволен и имеет право на увольнение с военной службы.

Согласно подп. "г" п. 2 ст. 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть досрочно уволен с военной службы в связи с отказом в допуске к государственной тайне или лишением указанного допуска.

Аналогичные положения закреплены в подп. "г" п. 4 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы, с учетом следующих условий, при невозможности назначения такого военнослужащего на другую воинскую должность и отсутствии других оснований для увольнения.

При этом в п. 11 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы установлено, что при наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию, за исключением случаев прямо предусмотренных этой нормой.

Согласно положению п. 12 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы необходимым условием для увольнения военнослужащего с военной службы по иному основанию является наличие рапорта военнослужащего и, если это необходимо, других документов.

Анализ приведенных положений в их взаимосвязи позволяет прийти к выводу о том, что право военнослужащего на изменение основания увольнения с военной службы при наличии к этому необходимых условий может быть им реализовано только на основании его волеизъявления и до утраты им статуса военнослужащего.

При таких обстоятельствах обращение Кажаровой после увольнения с военной службы к командованию с рапортом об изменении основания увольнения, при соблюдении порядка увольнения и отсутствии нарушений со стороны командования при реализации ее права на прохождение военно-врачебной комиссии, не могло повлечь каких-либо правовых последствий, связанных с изменением приказа о ее увольнении с военной службы.

Что касается ссылки судов апелляционной и кассационной инстанций на п. 74 Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 г., то они являются несостоятельными, поскольку положения этой нормы не регулируют правоотношения с участием граждан, уволенных с военной службы, чья категория годности к военной службе была определена военно-врачебной комиссией еще в период прохождения военной службы, и заключение которой они не оспаривают.

На основании изложенного Судебная коллегия находит правильным решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении административного заявления Кажаровой.

Судебная коллегия, установив, что допущенные судами апелляционной и кассационной инстанций нарушения норм материального права являются существенными, повлекшими принятие незаконных судебных постановлений, которые повлияли на исход рассмотрения административного искового заявления, полагает необходимым апелляционное определение Московского окружного военного суда от 16 июня 2016 г. и постановление президиума Московского окружного военного суда от 19 октября 2016 г. отменить, оставив в силе решение Московского гарнизонного военного суда от 4 апреля 2016 г.

Руководствуясь п. 2 ч. 1 ст. 194, ст. ст. 327 — 328, п. 4 ч. 1 ст. 329, ст. 330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Судебная коллегия по делам военнослужащих

апелляционное определение Московского окружного военного суда от 16 июня 2016 г. и постановление президиума Московского окружного военного суда от 19 октября 2016 г. отменить, оставить в силе решение Московского гарнизонного военного суда от 4 апреля 2016 г. по административному исковому заявлению Кажаровой М.А.

Ссылка на основную публикацию
Существенные условия договора поставки по 44 фз
Обязательные (существенные) условия контракта по Закону N 44-ФЗ Из п. 3 ч. 1 ст. 1 Закона N 44-ФЗ прямо следует,...
Срок рассмотрения заявления в фссп
МИНИСТЕРСТВО ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ 11 апреля 2014 г. N 15-9 Директор Федеральной службы судебных приставов -...
Срок предоставления уточненных сведений о доходах госслужащих
Вы здесь Законодательство обязывает государственных и муниципальных служащих ежегодно предоставлять нанимателю сведений о доходах, расходах, имуществе и обязательствах имущественного характера...
Сфера деятельности агентства недвижимости
Объектом исследования является ООО Агенство недвижимости «Бизнес и право». Это агентство основано 17 января 2001 года с целью оказания широкого...
Adblock detector