Способ и размер компенсации морального вреда

Способ и размер компенсации морального вреда

Компенсация морального вреда – один из способов защиты гражданином его нарушенных прав (абз. 11 ст. 12 ГК РФ). Размер компенсации определяет суд. Для этого он принимает во внимание степень вины нарушителя, а также характер физических и нравственных страданий потерпевшего, и выносит решение с учетом требований разумности и справедливости (ч. 2 ст. 1101 ГК РФ).

Закон, причем не только ГК РФ, но и иные нормативные правовые акты, предусматривает следующие основания для взыскания компенсации морального вреда:

  • нарушение тайны завещания (ч. 2 ст. 1123 ГК РФ);
  • нарушение личных неимущественных прав автора (ч. 1 ст. 1251 ГК РФ);
  • нарушение изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя (ст. 15 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I "О защите прав потребителей");
  • нарушение прав и интересов гражданина в результате распространения ненадлежащей рекламы (ч. 2 ст. 38 Федерального закона от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ "О рекламе");
  • невыполнение туроператором или турагентом условий договора о реализации туристского продукта (абз. 6 ст. 6 Федерального закона от 24 ноября 1996 г. № 132-ФЗ "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации");
  • нарушение прав и законных интересов гражданина в связи с разглашением информации ограниченного доступа или иным неправомерным использованием такой информации (ч. 2 ст. 17 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации");
  • нарушение прав гражданина, связанное с дискриминацией в сфере труда (ч. 4 ст. 3 ТК РФ);
  • совершение работодателем неправомерных действий или бездействия в отношении работника (ст. 237 ТК РФ);
  • увольнение без законного основания или с нарушением установленного порядка либо незаконный перевод на другую работу (ч. 9 ст. 394 ТК РФ);
  • и другие.

Однако обязательство по компенсации морального вреда, напоминает адвокат, партнер Коллегии адвокатов города Москвы "Барщевский и Партнеры" Анастасия Расторгуева, возникает не во всех случаях, а только при одновременном наличии следующих признаков:

Страданий, то есть морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага.

Неправомерного действия/бездействия причинителя вреда.

Причинной связи между неправомерным действием и моральным вредом.

Вины причинителя вреда (ст. 151 ГК РФ).

Вне зависимости от вины причинителя вреда можно требовать компенсацию, только если:

  • источником повышенной опасности причинен вред жизни или здоровью гражданина;
  • гражданин был незаконно осужден, привлечен к уголовной ответственности либо в отношении него были незаконно применены в качестве мер пресечения заключение под стражу или подписка о невыезде, а также при незаконном наложении на него административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;
  • в отношении гражданина были распространены сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию (ст. 1100 ГК РФ).

Моральный вред, поясняет ВС РФ, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, физической болью и др. (абз. 2 п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда"; далее – Постановление Пленума ВС РФ № 10).

При этом отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий не означает, что у потерпевшего нет права на возмещение морального вреда (абз. 3 п. 4 Постановления Пленума ВС РФ № 10).

Размер компенсации морального вреда

Вопрос определения судом размера компенсации морального вреда носит оценочный характер. Это связано с тем, что действующее законодательство не содержит четких критериев для его определения. По общему правилу, судьи выносят решения в рамках предоставленной им законом свободы усмотрения (Определение Конституционного Суда РФ от 15 июля 2004 г. № 276-О).

В связи с тем, что сумма компенсации морального вреда напрямую зависит от субъективной оценки суда, установить конкретные минимальные и максимальные пределы такой компенсации сложно.

Анастасия Расторгуева, партнер Коллегии адвокатов города Москвы "Барщевский и Партнеры":

"В моей практике минимальный размер компенсации морального вреда составил 1 тыс. руб. за вред здоровью, причиненный ДТП, – нетрудоспособность потерпевшего длилась более 21 дня (решение Никулинского районного суда по делу № 2-1398/12). Максимальным был размер компенсации по делу о защите чести и достоинства – он составил 500 тыс. руб. (решение Савеловского районного суда от 18 ноября 2014 г. по делу № 2-6850/2014)".

На сегодняшний день средний размер компенсации морального вреда в Москве установился на отрезке от 5 тыс. до 50 тыс. руб.

При этом суды стали все чаще учитывать, стремятся ли истец и ответчик урегулировать спор в досудебном порядке. "Если истец отказывается от досудебного урегулирования и использует инструмент судебной защиты как способ обогащения, суды взыскивают минимальный размер морального вреда", – добавляет управляющий партнер Адвокатского бюро TRUST Алексей Токарев.

В целом же, определяя сумму компенсации морального вреда, суды стремятся, с одной стороны максимально возместить причиненный истцу моральный вред, а с другой стороны, не допустить неосновательного обогащения истца и не поставить в чрезмерно тяжелое имущественное положение ответчика, делится директор Департамента Корпоративного и коммерческого права Юридической фирмы GRATA International Яна Дианова.

Для зарубежных судов взыскание высоких сумм компенсации морального вреда – норма. Например, в США работники, чьи права были нарушены незаконным отстранением от работы или увольнением, могут претендовать на компенсацию в пределах $40 тыс. (например, дело Paul Loomis v. Michael Chertoff, Secretary, Dept. of Homeland Security, EEOC № 340-2005-00070X), а в Великобритании – до 10-25 тыс. (дело Dunnachie v. Kingston Upon Hull Council; Williams v. Southampton Institute; Dawson v. Stonham Housing Association. UKEAT 0726_02_2205 и дело Boyle v. Virgo Fidelis Senior School UKEAT 0644 _03_2301).

А вот отечественные судьи далеко не всегда взыскивают крупные суммы такой компенсации. Рассмотрим, какие тенденции складываются при рассмотрении российскими судами требований о возмещении морального вреда по наиболее распространенным видам судебных споров.

Компенсация морального вреда при ДТП

При рассмотрении споров, связанных с ДТП, суды в среднем в два-пять раз снижают размер присуждаемой компенсации морального вреда по сравнению с заявленной истцом суммой (решение Троицкого районного суда г. Москвы от 2 февраля 2016 г. по делу № 2-111/2016, решение Авиастроительного районного суда г. Казани от 20 июля 2016 г. по делу № 2-3572/2016).

Вместе с тем именно по этой категории дел судьи нередко взыскивают компенсацию в весьма крупном размере. Яна Дианова приводит следующие примеры:

  • 150 тыс. руб. в связи с потерей кормильца – истец требовал 500 тыс. руб. (определение Московского областного суда от 11 июля 2016 г. по делу № 33-18556/2016);
  • 250 тыс. руб. в связи с причинением тяжкого вреда здоровью – истец требовал 500 тыс. руб. (определение Московского областного суда от 6 июля 2016 г. по делу № 33-18275/2016);
  • 300 тыс. руб. также в связи с причинением тяжкого вреда здоровью – истец требовал 1 млн руб. (определение Московского областного суда от 15 июня 2016 года по делу № 33-15691/2016);
  • 800 тыс. руб. в связи с утратой близкого родственника – истец требовал 3 млн руб. (определение Московского областного суда от 20 июня 2016 г. по делу № 33-14309/2016).

Нередко заявленную истцом сумму суды снижают и в 10 раз. Тем не менее даже при таком раскладе можно получить компенсацию в размере выше среднего – например, 100 тыс. и 200 тыс. руб. соответственно было взыскано с виновника аварии в пользу истца в связи со смертью его бабушки и отца вместо заявленных 1 млн и 2 млн руб. (Определение ВС РФ от 28 марта 2016 г. № 18-КГ15-248).

Компенсация морального вреда при нарушении прав потребителей

Сумма компенсации по таким делам, как правило, незначительна – от 5 тыс. до 50 тыс. руб. (решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 20 июня 2016 г. по делу № 2-3373/2016, решения Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 4 июля 2016 г. по делу № 2-2223/2016 и по делу № 2-3708/2016, кассационные определения Московского городского суда от 6 июня 2014 г. № 4г/2-5344/14 и от 19 июня 2014 г. № 4г/2-5860/14).

При этом размер компенсации морального вреда по делам о защите прав потребителей не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки (п. 45 Постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. № 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей").

Вместе с тем по данной категории дел суды также существенно снижают заявленную истцом сумму требований. Так, Анастасия Расторгуева приводит примеры судебных актов, которыми размер компенсации был снижен более чем в 20 раз – например, 5 тыс. руб. вместо 124,6 тыс. руб. или 1 тыс. руб. вместо 50 тыс. руб. (решение Лефортовского районного суда г. Москвы от 24 декабря 2015 г. по делу № 2-4122/2015, решение Мончегорского районного суда Мурманской области от 18 июля 2016 г. по делу № 2-1019/2016).

Яна Дианова, директор Департамента Корпоративного и коммерческого права Юридической фирмы GRATA International:

"Требования потребителей о возмещении морального вреда могут заявляться и удовлетворяться судом не только, если вред причинен непосредственно недостатками услуг, но и при необоснованном требовании оплаты медицинских услуг, включенных в программу государственных гарантий бесплатного оказания медицинской помощи (например, апелляционное определение Московского областного суда 6 июля 2016 г.по делу № 33-18092/2016)".

Компенсация морального вреда при нарушении трудовых прав

При грубом нарушении работодателем трудовых прав работников последние вправе требовать компенсировать им причиненный моральный вред. Однако и по такого рода спорам суды удовлетворяют заявленные требования в размере меньшем, чем было заявлено в исковом заявлении. В среднем размер компенсации морального вреда по таким спорам составляет 10 тыс. руб.

В частности, по трем разным делам в связи с невыплатой в срок зарплаты суды взыскали в пользу работников компенсацию в размере 10-12 тыс. руб. вместо заявленных 50 тыс., 30 тыс. и 20 тыс. руб. соответственно (апелляционное определение Московского областного суда от 15 июня 2016 г. по делу № 33-15981/2016, решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 15 июня 2016 г. по делу № 2-3336/16, решение Димитровского районного суда г. Костромы от 19 июля 2016 г. по делу № 2-954/2016). А по спору в связи с незаконным увольнением – 5 тыс. руб. вместо 50 тыс. руб. (апелляционное определение Московского областного суда от 27 июня 2016 г. по делу № 33-13948/2016).

Компенсация морального вреда при причинении вреда здоровью

В случае причинения вреда здоровью потерпевшего наличие морального вреда презюмируется – суд при этом устанавливает лишь размер самой компенсации (абз. 2 п. 32 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. № 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина"). По мнению Анастасии Расторгуевой, наибольший размер морального вреда должен взыскиваться именно по данной категории дел, поскольку при этом предполагается наибольшая вероятность несения страданий, нравственных переживаний, потери работоспособности и др.

В этой части показательным можно считать решение Артемовского городского суда Приморского края от 11 апреля 2016 г. по делу № 2-78/2016. Рассмотрим его подробнее.

В связи с неисправностью воздушного судна, посадка пассажиров на рейс производилась не через телескопический трап, а через перрон с помощью самоходного трапа. П. шла со своим грудным ребенком в числе первых пассажиров на посадку в автобус из аэровокзального комплекса, но, поскользнувшись на обледенелой поверхности наклонного пандуса, упала назад. При этом ребенок выпал из ее рук и покатился под ноги пассажиров, чудом избежав травмы. В результате медицинскими работниками здравпункта аэропорта она была отстранена от полета.

Сочтя, что аэропорт не обеспечил надлежащую безопасность пассажиров, прокурор обратился в суд с иском в интересах П. Сумма заявленного к ответчику требования о возмещении морального вреда составила 250 тыс. руб.

Читайте также:  Решение вступает в законную силу после апелляции

В обоснование размера компенсации морального вреда П. указала, что является одинокой матерью. Утрата способности к полноценной жизнедеятельности, в частности, к самообслуживанию, воспитанию и уходу за малолетним ребенком, срыв грудного вскармливания, а также отмена поездки в г. Санкт-Петербург, целью которой была необходимость медицинского обследования ребенка, принесли ей нравственные страдания. К тому же полученная травма причиняла и продолжала на момент судебного разбирательства причинять П. физическую боль.

Суд встал на сторону истца, отметив, что предпринятые аэропортом меры были недостаточными и не смогли обеспечить полной безопасности пассажиров при перемещении от здания аэровокзала к автобусу.

При этом размер определенной истцом компенсации морального вреда суд оставил без изменения, сочтя его с учетом степени нравственных и физических страданий П. справедливым.

Ответчик обжаловал это решение, требуя снизить сумму компенсации морального вреда, но вышестоящий суд оставил вынесенное решение без изменений (определение судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 19 июля 2016 г. № 33-7456/2016).

Таким образом, принимая решение о присуждении истцу компенсации морального вреда в достаточно крупном размере, суды в данном случае учли продолжительность лечения, нравственные и физические страдания, вызванные физической болью, а также переживания истца из-за невозможности самообслуживания и осуществления полноценного ухода за грудным ребенком (неспособность самостоятельно купать, одевать и осуществлять грудное кормление ребенка). Схожие фактические обстоятельства дела, отмечает Андрей Комиссаров, можно встретить и в других судебных актах (апелляционное определение Челябинского областного суда от 22 августа 2013 г. по делу № 11-8447/2013, апелляционное определение Пермского краевого суда от 13 октября 2014 г. по делу № 33-9146/2014, апелляционное определение Иркутского областного суда от 31 марта 2016 г. по делу № 33-3765/2016).

Андрей Комиссаров, руководитель коллегии адвокатов "Комиссаров и партнеры":

"Обычно сумма компенсации не превышает 50 тыс. руб., однако анализируемое судебное решение явно выбивается из общей картины вещей. Какие факторы могли повлиять на принятие такого решения? Во-первых, личность потерпевшей, которая является матерью грудного ребенка и вызывает сострадание. Во-вторых, крупные и богатые компании-ответчики, которые являются платежеспособными должниками, поэтому сумма в 250 тыс. руб. существенно на их имущественном состоянии не отразится".

По мнению Алексея Токарева, в подобных случаях судьи стремятся использовать компенсацию морального вреда в качестве рычага влияния на недобросовестных ответчиков.

Требовать возмещения морального вреда можно и в том случае, когда вред здоровью был причинен в результате ненадлежащего исполнения органами государственной власти, местного самоуправления или уполномоченными организациями возложенных на них законодательством обязанностей, добавляет Яна Дианова. Если факт допущенного со стороны соответствующих органов нарушения, факт причинения вреда, а также причинно-следственная связь между ними доказаны, суды удовлетворяют такие требования. Так, с администрации г. Дубны была взыскана компенсация морального вреда в размере 80 тыс. руб. в пользу истца, которая упала, споткнувшись о выступающую из раскрошившегося асфальта арматуру и получила травму в виде сложного перелома руки со смещением (апелляционное определение Московского областного суда от 18 июля 2016 г. по делу № 33-19235/2016).

"В последнее время с ответчиков все чаще взыскивают компенсацию морального вреда в размере от 100 тыс. до 800 тыс. руб. К примеру, по иску в результате причинения средней тяжести вреда здоровью при имущественных затратах потерпевшего на лечение в размере 80 тыс. руб. суд взыскал с виновника компенсацию в размере 500 тыс. руб. (приговор мирового судьи судебного участка № 370 Тверского района г. Москвы от 31 марта 2015 г. по делу № 01-0005/370/2015)", – добавляет Алексей Токарев.

Если проследить судебную практику за последний год, можно отметить, что суды все реже ограничиваются минимальными размерами при взыскании компенсации морального вреда. Главное, при обращении с исковым заявлением в суд как можно убедительнее обосновать сумму заявленных требований. Чем подробнее раскрыто, чем именно вызваны нравственные страдания и как действия/бездействие ответчика отразились на привычном укладе жизни потерпевшего, его физическом и психическом состоянии, тем больше шансов взыскать компенсацию в крупном размере.

В соответствии со статьей 1101 ГК РФ возмещение морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется истцом, но окончательно его размер устанавливается судом.

При этом суд определяет размер морального вреда в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

В предмет доказывания по делам о компенсации морального вреда входят следующие юридические факты:

1) имели ли место действия (бездействие) ответчика, причинившие истцу нравственные или физические страдания, в чем они выражались и когда были совершены;

2) какие личные неимущественные права истца нарушены этими действиями (бездействием) и на какие нематериальные блага они посягают;

3) в чем выразились нравственные или физические страдания истца;

4) степень вины причинителя вреда (в том случае, если она должна учитываться). Компенсация морального вреда независимо от вины причинителя вреда производится в случаях, установленных ст. 1100 ГК РФ: причинение вреда жизни и здоровью гражданина источником повышенной опасности; причинение вреда гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ; причинение вреда распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию. В этих случаях установление факта вины причинителя вреда исключается из предмета доказывания, в остальных случаях определение вины причинителя вреда в предмет доказывания входит;

5) размер компенсации.

Следует отметить, что нельзя указать идеальный предмет доказывания, подходящий для всех случаев компенсации морального вреда. По каждому конкретному делу возможно его изменение или дополнение.

Из предмета доказывания по делам о компенсации морального вреда необходимо исключать преюдициальные факты. Так, при рассмотрении гражданского дела о компенсации морального вреда, причиненного незаконным осуждением, преюдициальное значение будет иметь оправдательный приговор по вопросам, имели ли место действия, в совершении которых лицо ранее признавалось виновным, и совершались ли данные действия этим лицом (таковы пределы преюдициальности приговора суда по уголовному делу). Также будет преюдициальным решение по гражданскому делу об опровержении не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство, если эти сведения ранее были признаны судом таковыми, а впоследствии был предъявлен иск о компенсации морального вреда в связи с распространением этих сведений. Решения по гражданским делам имеют свои границы преюдициальности: преюдициальными признаются все факты, установленные вступившими в законную силу судебными решениями. Но преюдициальными они могут считаться только в том случае, если при производстве другого дела участвуют те же лица и устанавливаются те же самые факты.

Распределение обязанностей по доказыванию. В соответствии с ч. 1 ст. 56 ГПК каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается в обоснование своих требований и возражений. По делам о компенсации морального вреда бремя доказывания распределяется следующим образом. Истец должен доказать причинение вреда при определенных обстоятельствах и конкретным лицом, степень физических и нравственных страданий, претерпеваемых им, и в чем они выражаются, причинно-следственную связь между причинением вреда и наступившими физическими или нравственными страданиями, размер компенсации вреда.

Для того чтобы определить бремя доказывания, лежащее на ответчике, необходимо рассмотреть важную особенность доказывания по делам о компенсации морального вреда (независимо от того, какой вред причинен) – это презумпция вины причинителя вреда. Пункт 2 ст. 1064 ГК РФ говорит о том, что лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Следовательно, на ответчике лежит обязанность доказывания отсутствия его вины. В некоторых уже перечисленных выше случаях закон устанавливает возможность компенсации морального вреда независимо от вины причинителя вреда (ст. 1100 ГК РФ). Однако это опровергаемая презумпция. В таких случаях на ответчика ложится обязанность доказывания наличия вины либо умысла в действиях потерпевшего, чтобы с учетом этого суд мог решить вопрос об освобождении его от ответственности.

В подтверждение факта причинения нравственных или физических страданий могут предоставляться следующие необходимые доказательства:

• копия оправдательного приговора суда;

• копия постановления о прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям;

• копии решения суда об отмене постановлений административных органов о наложении административных взысканий;

• акт о несчастном случае на производстве;

• протоколы дорожно-транспортного происшествия;

• копия приговора суда по уголовному делу;

• копия постановления о прекращении уголовного дела;

• справки о составе семьи умершего, о лицах, находившихся у него на иждивении;

• публикации в средствах массовой информации;

• записи телевизионных программ;

• протоколы собраний общественных организаций, трудовых коллективов;

• акты должностных лиц органов государственного управления, местного самоуправления, общественных организаций;

• письменные обращения истца с просьбой о совершении какого-либо действия;

• письменный отказ ответчика в совершении действия;

• объяснения сторон и показания свидетелей, если отказ был сделан в устной форме;

• объяснения сторон, если отказа не последовало, но действия совершены не были.

Для установления личных неимущественных прав истца, нарушенных действиями (бездействием) ответчика, и нематериальных благ, на которые они посягают, необходимо использовать: объяснения сторон, медицинскую карту, заключения экспертов и т.д.

Следующий факт, входящий в предмет доказывания, – степень вины причинителя вреда может быть подтвержден с помощью: объяснений сторон, договора купли-продажи, товарными чеками, кассовыми чеками, договором поставки товара, показаниями свидетелей.

Перечень необходимых доказательств для установления того, в чем выразились физические или нравственные страдания, и размер компенсации приведем вместе, поскольку между ними имеется тесная взаимосвязь. Эти факты могут быть подтверждены: объяснениями сторон, заключениями экспертов, справками из лечебно-профилактических учреждений, выписками из истории болезни, справками о заработной плате ответчика, декларацией о доходах ответчика, справками о составе семьи ответчика, справками о наличии у ответчика иждивенцев и т.д.

Таким образом, по делам о компенсации морального вреда могут быть использованы все средства доказывания, предусмотренные законом (ст. 55 ГПК): объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные и вещественные доказательства (в отличие от остальных средств доказывания по данной категории дел они используются достаточно редко), заключения экспертов. Все доказательства по гражданскому делу должны собираться с учетом требований об относимости, допустимости, достоверности и достаточности.

Далее хотелось бы прокомментировать предлагаемый перечень необходимых доказательств.

Требование о компенсации морального вреда является, как правило, требованием, сопутствующим какому-либо иному требованию о возмещении вреда (имущественного или неимущественного). Следовательно, в зависимости от того, совместно с каким требованием заявляется требование о компенсации морального вреда, такими доказательствами и может быть подтверждено причинение данного вреда. Приведем некоторые примеры доказывания факта причинения вреда (следует оговориться, что указанный перечень далеко не полный и может быть дополнен в зависимости от того, какими действиями (бездействием) вред причинен).

Если моральный вред причинен в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу либо незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, эти действия должны быть подтверждены следующими доказательствами: копией оправдательного приговора суда, копией постановления о прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям, копиями решений суда об отмене постановлений административных органов о наложении административных взысканий.

Если вред причинен в результате продажи некачественного товара, ненадлежащего или несвоевременного оказания услуг и т.д., т.е. вытекает из правоотношений по защите прав потребителей, то следующие факты должны быть подтверждены указанными доказательствами: факт заключения договора купли-продажи – письменным договором, товарным чеком, кассовым чеком или показаниями двух свидетелей, если для данного договора не предусмотрена обязательная письменная форма; факт заключения договора об оказании услуг или договора подряда – соответствующим договором. Также в данном случае должно доказываться и ненадлежащее качество вещи, ненадлежащее исполнение или несвоевременное оказание услуги. Указанные обстоятельства могут быть подтверждены вещественными доказательствами, заключениями экспертов.

Читайте также:  Как установить степень родства

Если моральный вред причинен в результате причинения увечья или иного повреждения здоровья, а также смертью кормильца, то факт совершения указанных действий может быть подтвержден следующими доказательствами: актом о несчастном случае на производстве, протоколами дорожно-транспортного происшествия, копией приговора суда по уголовному делу, который будет иметь преюдициальное значение, копией постановления о прекращении уголовного дела, справками о составе семьи умершего, о лицах, находившихся у него на иждивении (представление данных доказательств необходимо для того, чтобы проверить право истца на предъявление иска о компенсации морального вреда).

Если моральный вред причинен в результате распространения сведений, не соответствующих действительности, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, то должен быть доказан факт распространения данных сведений; это могут быть публикации в средствах массовой информации, записи телевизионных программ, служебные характеристики, протоколы собраний общественных организаций, трудовых коллективов и другие доказательства, подтверждающие распространение не соответствующих действительности сведений.

Если моральный вред причинен в результате незаконных действий (бездействия) должностных лиц органов государственного управления, местного самоуправления, общественных организаций, указанные действия могут быть подтверждены какими-либо актами этих органов; в случае, когда моральный вред был причинен в результате бездействия указанных лиц, оно может подтверждаться письменными обращениями истца с просьбой о совершении какого-либо действия и письменным отказом ответчика совершить действия. Если отказ был сделан в устной форме, то он может быть подтвержден объяснениями сторон и свидетельскими показаниями; в случае если отказа не последовало, но действия совершены не были, то можно ограничиться только объяснениями стороны.

Для установления личных неимущественных прав истца, которые нарушены действиями (бездействием) ответчика, и нематериальных благ, на которые они посягают, должны использоваться только объяснения стороны. В частности, в своих объяснениях сторона может ссылаться на невозможность продолжать активную общественную жизнь, потерю работы, раскрытие семейной, врачебной тайны, распространение не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временное ограничение или лишение каких-либо прав и т.д. Также необходимо доказывать наличие причинно-следственной связи между действиями (бездействием) и причиненным моральным вредом. Данная связь может доказываться объяснениями стороны о том, когда она начала претерпевать страдания: если это физические страдания, то связь может подтверждаться заключением экспертов (например, наступление заболевания в результате причинения травмы истцу источником повышенной опасности).

Следующий факт предмета доказывания – степень вины причинителя вреда (в том случае, если вина является основанием для компенсации морального вреда). В разделе о распределении бремени доказывания мы уже говорили о презумпции вины причинителя вреда, следовательно, в том случае, когда вина является основанием для компенсации морального вреда, доказывать отсутствие своей вины должен ответчик, при этом он может пользоваться любыми средствами доказывания. Если моральный вред причинен в результате продажи некачественного товара, ненадлежащего оказания услуги и т.п., в подтверждение отсутствия вины продавец, исполнитель, изготовитель (ответчик) могут ссылаться на то, что товар был поврежден в результате действий истца либо гарантийный срок ремонта истек. Эти факты могут быть подтверждены заключением эксперта, доказательствами, указывающими на дату продажи товара и на установленный срок гарантии (договор купли-продажи, товарные, кассовые чеки, договор поставки товара). В случае если вина не является основанием для компенсации вреда (причинение вреда жизни и здоровью гражданина источником повышенной опасности, причинение вреда гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, причинение вреда распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию), ответчик, как уже было сказано, должен доказать наличие вины либо умысла в действиях потерпевшего, чтобы с учетом этого суд мог решить вопрос об освобождении его от ответственности. Для доказывания этих фактов также могут использоваться любые средства доказывания. Например, при причинении вреда источником повышенной опасности ответчик может доказывать, что потерпевший сам кинулся под колеса автомашины с целью покончить жизнь самоубийством; данный факт можно установить с помощью свидетельских показаний, записок потерпевшего и т.д. При причинении вреда незаконным осуждением или незаконным привлечением к уголовной ответственности может доказываться тот факт, что незаконному осуждению или незаконному привлечению к уголовной ответственности истец был подвергнут в результате самооговора; факт может доказываться свидетельскими показаниями, материалами уголовного дела, объяснениями истца. В случае, когда компенсация морального вреда возможна только при наличии вины причинителя вреда, то вина должна учитываться и в форме умысла, и в форме неосторожности, т.е. лицо осознавало общественную опасность своих действий, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия и при этом либо желало их наступления, либо не желало, но сознательно допускало их, либо относилось к ним безразлично, либо самонадеянно рассчитывало (без достаточных к тому оснований) на их предотвращение, либо лицо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть. Эти обстоятельства могут определяться только с учетом конкретных обстоятельств причинения вреда.

Необходимые доказательства, подтверждающие нравственные или физические страдания, и размер компенсации мы рассматривали вместе.

Особо хотелось бы остановиться на определении судом степени физических и нравственных страданий с учетом индивидуальных особенностей потерпевшего. Наиболее часто используемым средством доказывания по делам о компенсации морального вреда являются объяснения сторон. Следовательно, именно из объяснений истца суд может получить сведения о его страданиях и степени этих страданий. Одним из критериев определения размера компенсации морального вреда иногда выделяется «искренность страданий» [84], что на данный момент своей актуальности не утратило. Даже предполагая добросовестность большинства истцов, мы не можем исключить возможности предъявления исков о компенсации морального вреда с целью получения денежной суммы тогда, когда реально нравственных или физических страданий истец не испытывает. Он лишь спекулирует нормой права с целью извлечения для себя прибыли. Вопрос об эмоциональном состоянии лица (пребывает ли лицо в состоянии стресса, эмоциональной напряженности), а также психофизических особенностях его личности, способных повлиять на восприятие им событий, должен решаться с учетом мнения эксперта-психолога. Поэтому по делам о компенсации морального вреда было бы целесообразно назначать судебно-психологическую экспертизу. Однако сторона может уклоняться от участия в экспертизе. Возможно ли в этом случае применение последствий, предусмотренных ч. 3 ст. 79 ГПК, т.е. возможно ли считать опровергнутым факт претерпевания потерпевшим нравственных или физических страданий? Думается, что нет. Следует согласиться с мнением, высказанным Т.В. Сахновой: «В данном случае следует руководствоваться целями и общими методами гражданского процесса: защита прав личности (а не достижение объективной истины любыми средствами) и диспозитивность процесса. Поэтому в возникшей коллизии приоритет, безусловно, должен быть отдан соблюдению прав личности» [85]. В данной ситуации следовало бы рекомендовать привлечение в процесс в качестве специалиста психолога.

Для подтверждения наличия физических страданий (истец испытывает головные боли, чувство удушья, тошноты и т.д.) могут быть использованы объяснения истца, справки из лечебно-профилактических учреждений, выписки из истории болезни об обращениях истца в эти учреждения, заключения медико-социальной экспертизы и т.д.

Для определения размера компенсации при причинении вреда распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, средствами массовой информации необходимо учитывать степень распространения этих сведений. Она зависит от тиража печатного издания, места его распространения, диапазона трансляции теле– и радиопередач, аудитории, для которой они предназначены.

Статьи 151 и 1101 ГК РФ называют также следующие критерии для определения размера компенсации морального вреда:

• иные заслуживающие внимания обстоятельства;

• требования разумности и справедливости.

Указанные критерии можно раскрыть следующим образом. Во-первых, размер компенсации не может быть поставлен в зависимость от удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований [86]. Во-вторых, возможно установить в качестве критерия материальное положение причинителя вреда, поскольку «справедливость не позволяет, чтобы в интересах строгого проведения начала возмещения морального вреда отдельные лица или даже целые семьи ввергнуты были в плачевные условия жизни» [87]. Для подтверждения затруднительного материального положения ответчика им могут быть представлены документы о доходах (справка о заработной плате, декларация о доходах), а также справка о составе семьи и о наличии у него иждивенцев. В то же время не должно использоваться в качестве критерия материальное положение потерпевшего, поскольку это могло бы послужить основой для вынесения решений по аналогичным основаниям компенсации вреда, но с определением различных размеров компенсации.

При определении размера компенсации необходимо также учитывать и степень вины истца, когда был доказан его умысел в причинении вреда, а также другие обстоятельства причинения морального вреда, о которых уже говорилось выше. Только с учетом конкретных обстоятельств дела суд может прийти к выводу о наличии у истца права на компенсацию морального вреда и определить размер присуждаемой компенсации.

Статья 1101 ГК вслед за ст. 151 устанавливает, что компенсация морального вреда производится только в денежной форме. В соответствии с ранее действовавшей ст. 131 Основ 1991 года компенсация морального вреда могла выразиться и в приобретении для потерпевшего квартиры, автомобиля, иного имущества. В настоящее время такая форма компенсации возможна лишь по соглашению сторон, не нарушающему интересы потерпевшего.

Определение размера компенсации морального вреда полностью передано на усмотрение суда. Вместе с тем в ст. 1101 ГК даны ориентиры для такого судейского усмотрения. Среди подлежащих учету при определении размера компенсации морального вреда обстоятельств, помимо указанных в ст. 151 степени вины нарушителя, степени физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего, установлен новый общий критерий: необходимо учитывать требования разумности и справедливости. Следует отметить, что перечень названных в законе ориентиров примерный. Каждая ситуация может иметь свои особенности. Так, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 года "О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о защите чести и достоинства граждан и организаций" (с изменениями от 21 декабря 1993 года и от 25 апреля 1995 года ) предусмотрено, что при определении размера компенсации морального вреда суд должен принимать во внимание помимо обстоятельств, указанных в ст. 151 ГК, и другие обстоятельства, такие, как характер и содержание публикации, степень распространения недостоверных сведений и др.

В практике возникает вопрос о возможности учета имущественного положения причинителя при определении размера компенсации морального вреда. Этот вопрос должен получить утвердительный ответ. Статья 1083 ГК об учете вины потерпевшего и имущественного положения причинителя имеет общий характер и распространяется на все случаи причинения вреда, если иное не установлено законом. Именно такую точку зрения закрепил Пленум Верховного Суда РФ в постановлении по делам о возмещении вреда, разъяснив, что при компенсации морального вреда подлежит учету, среди прочего, и имущественное положение причинителя вреда и степень вины потерпевшего (п. 36) .

Глава 60. Обязательства вследствие неосновательного
обогащения (ст. 1102-1109)

Регулирование обязательств вследствие неосновательного обогащения (кондикционных обязательств) в Кодексе существенно расширено и принципиально обновлено.

Статья 1102 ГК определяет основания возникновения и содержание обязательств вследствие неосновательного обогащения. Таких оснований два: лицо приобретает имущество за счет другого лица, то есть приобретение имущества одним непременно должно повлечь умаление имущества другого, либо лицо сберегает имущество, которое должно было утратить, в связи с тем, что вместо него утратило имущество другое лицо.

Первый случай имеет место, например, когда железная дорога выдает груз лицу, которому он не был предназначен, зачислены деньги на счет не того лица, кому они были адресованы, полученная продукция была дважды оплачена и т. п. При втором случае — произведена оплата телефонного разговора, который велся по другому номеру телефона, оплачен груз, доставленный другому лицу, и т. п.

Читайте также:  Приказ мвд 130 о печатях и штампах

В статье 1105 ГК названо еще одно основание возникновения обязательства вследствие неосновательного обогащения (см. комментарий к указанной статье).

Непременным условием возникновения соответствующего обязательства является то, что "перераспределение" в имуществе лиц происходит без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований. Например, если гражданин в соответствии со ст. 228 ГК приобретает право собственности на находку или в соответствии со ст. 231 ГК право собственности на пригульный скот, в этих случаях не может идти речь о неосновательном обогащении, поскольку право собственности возникает на основании прямого указания, содержащегося в законе.

В статье 473 ГК 1964 года предусматривалось, что обязательство из неосновательного обогащения возникает и в случае, если основание, по которому приобретено имущество, отпало впоследствии. Умолчание об этом в ст. 1102 ГК не означает, что сейчас это правило не действует. Статья 1102 предполагает возникновение обязательства во всех случаях, когда у лица, которое приобрело или сохранило имущество за счет другого, нет достаточных оснований для этого на момент предъявления требования о возврате имущества. Наличие каких-либо оснований при приобретении имущества (закона, иных правовых актов или сделки), впоследствии отпавших, может иметь значение лишь для выбора варианта применения правил о неосновательном обогащении: непосредственно или субсидиарно (ст. 1103 ГК).

Сторонами в обязательствах вследствие неосновательного обогащения могут выступать граждане, юридические лица, Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования. Лицо, которое неосновательно приобрело или сохранило имущество (приобретатель), является в этом обязательстве должником, а тот, за счет кого приобретено или сохранено имущество (потерпевший), кредитором.

Содержание рассматриваемого обязательства составляет необходимость для приобретателя возвратить потерпевшему неосновательно полученное или сбереженное имущество за исключением случаев, предусмотренных законом (см. ст. 1109 ГК).

Статья 1103 ГК впервые решает вопрос о соотношении требований о возврате неосновательного обогащения с другими требованиями. Тем самым положен конец спорам, которые на протяжении длительного времени велись по этому поводу в юридической литературе. В рассматриваемой статье закреплен единый принцип такого разграничения: правила, регулирующие обязательства вследствие неосновательного обогащения, могут быть применены к иным указанным в этой статье требованиям во всех случаях, если иное не установлено Кодексом, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений. В статье 1103 ГК названы четыре требования, к которым дополнительно могут быть применены правила о последствиях неосновательного обогащения: о возврате исполненного по недействительной сделке (1), об истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения (2), одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством (3), о возмещении вреда, в том числе причиненного недобросовестным поведением обогатившегося лица (4). Таким образом, обязательствам вследствие неосновательного обогащения придан универсальный, но вместе с тем субсидиарный характер: нормы, регулирующие обязательства вследствие неосновательного обогащения, применяются в дополнение к нормам, специально регулирующим соответствующие отношения.

Так, в ст. 167 ГК предусмотрено общее правило о последствиях недействительности сделок: двусторонняя реституция, при которой каждая из сторон возвращает другой все полученное по сделке в натуре, а при невозможности возврата в натуре возмещает стоимость такого имущества. Наряду с этим удержание каждой из сторон полученного по сделке после признания ее недействительной должно быть признано неосновательным обогащением с применением последствий, предусмотренных п. 2 ст. 1104, ст. 1105, 1107, 1108 Кодекса. Примером может также служить ст. 303 ГК: при удовлетворении виндикационного иска (возврате вещи из чужого незаконного владения) собственник вправе потребовать от недобросовестного владельца дополнительно возврата или возмещения всех доходов, которые это лицо извлекло или должно было извлечь за все время владения. Применительно к добросовестному владельцу это правило распространяется на период, когда лицо узнало или должно было узнать о неправомерности своего владения. Дополнительно к указанному правилу может быть применена и ст. 1104 ГК, устанавливающая ответственность за ухудшение имущества. Таким образом, из ст. 1103 ГК следует, что во всех, кроме указанных в ст. 1102, случаях возврата "чужого имущества" речь идет не о конкуренции исков, а о восполнительной роли обязательств вследствие неосновательного обогащения.

Статья 1104 Кодекса устанавливает общий принцип исполнения обязательства вследствие неосновательного обогащения: имущество, составляющее неосновательное обогащение, подлежит возврату в натуре. При этом если речь идет о возврате индивидуально-определенной вещи, требование должно быть основано на виндикационном иске, а нормы, регулирующие обязательства вследствие неосновательного обогащения, в этом случае применяются субсидиарно.

Непосредственным предметом обязательства вследствие неосновательного обогащения являются лишь родовые вещи. Возвращение их в натуре означает возвращение вещей того же рода и качества.

Пункт 2 ст. 1104 ГК содержит новую норму об ответственности приобретателя за недостачу или ухудшение неосновательно приобретенного или сбереженного имущества. Возникновение ответственности и ее пределы связываются с периодом, в который произошли недостача или ухудшение имущества, и формой вины приобретателя. Если недостача или ухудшение произошли по вине приобретателя, которая выразилась в форме умысла или грубой неосторожности, он отвечает во всех случаях вне зависимости от того, когда именно произошли недостача или ухудшение: до того, как он узнал о неправомерности владения, или после. За недостачу или ухудшение неосновательно приобретенного или сбереженного имущества, происшедших после того, как приобретатель узнал о неправомерности своего обогащения, он несет ответственность независимо от вины, в том числе и за случай.

Статья 1105 ГК устанавливает последствия невозможности возврата в натуре неосновательно приобретенного или сбереженного имущества. При этом не имеют значения причины, по которым такая невозможность наступила (вещь пришла в негодность, уже использована и т. п.). Во всех случаях приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость имущества независимо от того, возникла ли невозможность по вине или без его вины. Стоимость имущества определяется на момент его приобретения. Если стоимость изменилась, то убытки, вызванные таким изменением, приобретатель обязан возместить лишь в случае, если он не оплатил стоимость имущества немедленно после того, как узнал о неосновательности приобретения. При применении указанного условия необходимо руководствоваться общими нормами об исполнении обязательств.

В п. 2 ст. 1105 ГК содержится норма, которая впервые включила в сферу рассматриваемых обязательств сбережение имущества в результате пользования чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами. Этот вид неосновательного обогащения не укладывается в общие рамки обязательств вследствие неосновательного обогащения, поскольку отсутствует такой признак, как умаление в имуществе потерпевшего. В указанном случае сфера обязательств вследствие неосновательного обогащения расширена в силу закона.

Фактически речь идет о временном пользовании чужой вещью без правового основания для такого пользования. В качестве примера можно привести пользование имуществом, сданным на хранение. В соответствии со ст. 892 ГК хранитель не вправе без согласия поклажедателя пользоваться переданной на хранение вещью, а равно предоставлять возможность пользования ею третьим лицам (за исключением случаев, когда пользование вещью необходимо для обеспечения ее сохранности и не противоречит договору хранения).

Если хранитель нарушил приведенное правило, можно вести речь о нарушении договора хранения. Поскольку нормами, регулирующими этот договор, специальные последствия такого нарушения не оговорены, применены общие последствия: взыскание причиненных убытков. Вместе с тем при пользовании вещью у поклажедателя убытков может и не быть. Тогда, очевидно, следует использовать правило п. 2 ст. 1105 ГК, предусматривающего, что лицо, неосновательно пользовавшееся чужим имуществом, возмещает потерпевшему все, что оно сберегло, по ценам, существовавшим ко времени окончания пользования.

Статья 1106 ГК посвящена специальному случаю возникновения обязательства вследствие неосновательного обогащения. Речь идет о приобретении без достаточных оснований принадлежащих другому лицу прав, переданных ему в порядке уступки требований без достаточных оснований.

Поскольку имущественные права охватываются понятием "имущество" (ст. 128 ГК), неосновательное приобретение их за счет лишения прав другого лица порождает обязательства вследствие неосновательного обогащения в силу ст. 1102 ГК. Необходимость специального выделения этого случая неосновательного обогащения вызвана, очевидно, тем, что содержание такого обязательства и способ защиты прав потерпевшего особый: восстановление в правах, в том числе возвращение документов, удостоверяющих право.

Статья 1107 Кодекса посвящена решению вопроса о судьбе доходов, которые приобретатель извлек или должен был извлечь из имущества. Обязанность приобретателя возвратить или возместить полученные доходы ограничена периодом, который начинается с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения. За этот же период приобретатель должен возместить проценты за пользование чужими денежными средствами, если денежные средства явились предметом неосновательного обогащения. Размер процентов в соответствии со ст. 395 определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо — в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором. Приобретатель, в свою очередь, вправе требовать возмещения ему понесенных необходимых затрат на содержание и сохранение имущества за тот же период, за который он должен возместить доходы (ст. 1108 ГК).

Статья 1109 ГК содержит исчерпывающий перечень случаев, когда неосновательное обогащение не подлежит возврату. По сравнению с Кодексом 1964 года этот перечень расширен. Первые два случая остались прежними: не подлежит возврату имущество, если оно передано во исполнение обязательства, но до наступления срока исполнения, однако при условии, что в самом обязательстве не указано иное, а также если имущество передано после истечения срока исковой давности. Фактически ни в том, ни в другом случае не должна идти речь о неосновательном обогащении. Статья 315 ГК устанавливает случаи, когда досрочное исполнение не допускается. Однако если кредитор принял исполнение, для признания его действий незаконными, а самого кредитора неосновательно обогатившимся повода нет.

Истечение срока исковой давности не прекращает существования обязательства. Более того, в силу ст. 199 ГК исковая давность применяется теперь судом только по заявлению стороны в споре. Если такого заявления не последовало, суд обязан удовлетворить требование и по истечении срока исковой давности. Следовательно, исполнение по истечении срока исковой давности не может быть признано неосновательным обогащением и тогда, когда требование удовлетворено добровольно. О невозможности требовать возврата исполненного по истечении срока исковой давности идет речь и в ст. 206 ГК, где предусмотрено, что должник или иное обязанное лицо, исполнившее обязанность по истечении срока исковой давности, не вправе требовать исполненное обратно, хотя бы в момент исполнения указанное лицо и не знало об истечении давности.

По ранее действовавшему законодательству помимо этого не подлежали возврату выплаченные излишне или по отпавшему основанию авторское вознаграждение, вознаграждение за открытие, изобретение, рационализаторское предложение или промышленный образец. Сейчас не подлежат возврату любые суммы, предоставленные гражданину в качестве средств к существованию (речь идет о заработной плате, приравненных к ней платежах, пенсиях, пособиях, платежах по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью, и др.). Сохранены два условия, при которых правило о невозврате излишне полученных сумм не действует. Соответствующие излишне выплаченные суммы подлежат возврату, если плательщик допустил счетную ошибку либо если доказана недобросовестность получателя. При этом не имеет значения, была ли выплата излишних сумм произведена добровольно или принудительно. Так, если соответствующие суммы взысканы по решению суда, сама по себе отмена судебного решения не может повлечь их возврата (ст. 432 ГПК РСФСР о повороте исполнения решения).

В перечне, содержащемся в ст. 1109 ГК, назван еще один случай: не подлежат возврату денежные суммы или иное имущество, предоставленные лицом, которое знало о том, что не обязано их предоставлять либо предоставило их в целях благотворительности. В этой ситуации также вряд ли можно говорить о неосновательном обогащении. Если лицо сознательно предоставляет имущество, в том числе и денежные средства, другому лицу в любых целях, может идти речь о дарении (ст. 572 ГК) или о пожертвовании (ст. 582 ГК).

Ссылка на основную публикацию
Сопроводительное письмо в государственную инспекцию труда образец
Уважаемые Руководители организаций, в которых проведена специальная оценка условий труда. В соответствии с требованиями ст. 11 Федерального закона от 28.12.2013...
Сколько получают за орден мужества
Дополнительные выплаты за государственные награды военнослужащим: единовременное денежное поощрение Выплаты и льготы за медаль «Суворова» действующим военнослужащим присваиваются тем, кто...
Сколько получают доноры семенной жидкости
Сперма считается очень ценным генетическим материалом, без которого просто не может произойти оплодотворение яйцеклетки и наступление беременности. В процессе лечения...
Сопровождение грузов в финляндию отзывы
Прямой работодатель OOO Revers Занятость Полная График Сменный Образование 0 Опыт работы любой Возраст кандидата 19 — 60 лет Знания...
Adblock detector