Служба 112 отзывы сотрудников

Служба 112 отзывы сотрудников

Alis75 20 января 2016 в 15:52

Мухамор 20 января 2016 в 16:49

Дядя Сережа 20 января 2016 в 17:30

теща 20 января 2016 в 17:55

kosa 20 января 2016 в 18:02

kasak77 20 января 2016 в 19:32

Федя Чижиков (автор темы) 20 января 2016 в 23:33

хм. а ты до сих пор по КЗоТ живешь?

kosa 21 января 2016 в 09:42

А это как вяжется с моим постом?
КЗоТ давно отменили, и ввели ТК.

почитайте ст. 103, ст. 107, ст. 108, ст. 109 — только Трудового кодекса РФ, а не КЗоТ.

ssa 21 января 2016 в 10:03

Что-то в КЗОТ-е я не нашел сон 3-4часа во время работы.

Ребята, А где цитаты на сон.

ssa 21 января 2016 в 10:38

ssa 21 января 2016 в 10:47

Myopia_2013, А мы все по старинке. ссылка

теща 21 января 2016 в 15:48

Фатима 21 января 2016 в 19:52

—Smile— 22 января 2016 в 12:04

Только зарегистрированные пользователи могут отвечать в темах форума.

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в свой личный кабинет.

Монолог человека, от которого зависит ваша жизнь

Система-112 — российский аналог 911 — это единая служба спасения, которая запустилась в 2012 году, однако до сих пор работает не по всей стране. При этом номер доступен на любом мобильном, даже если нет симкарты или вы забыли пин-код. Три цифры следует набирать, если вам нужна помощь полиции, скорой, пожарной или ФСБ. The Village пообщался с бывшим оператором системы и узнал, почему они не помогают, если человеку стало плохо из-за наркотиков, как реагируют на намеки, какие происшествия для них самые тяжелые и кто заставляет операторов 112 красить заборы.

Зачем звонят в 112 и какие вызовы самые сложные

Бывало, что звонят люди и говорят, что им угрожают ножом, а потом связь обрывается. Перезваниваешь — трубку не берут или абонент недоступен. И если тебе не успели назвать адрес, сделать ничего невозможно, потому что отправлять наряд некуда. Мы же видим только приблизительное местоположение, а не конкретный дом и номер квартиры. В таких случаях названиваешь по несколько часов на этот номер и ждешь, чтобы кто-то взял трубку.

90 % звонков — это просьбы вызвать полицию и скорую. Самая популярная причина звонка — боли в сердце. На втором месте — ДТП. Пожарных вызывают достаточно редко, но массово: с одного пожара бывает около 20 звонков очевидцев. Самые стрессовые для меня звонки связаны со смертью близкого, ДТП, обморожением и потерей в лесу. Например, звонит человек зимой и говорит: «У меня остался 1 % зарядки, я потерялся в лесу и не чувствую ног, что мне делать?» В таких случаях паника начинается уже у операторов. Хотя вообще-то предусмотрены специальные регламенты «как выводить человека из леса».

При вызове с мобильного телефона в программе на компьютере я вижу, откуда был совершен вызов. Программа работает на картах 2ГИС, и погрешность составляет примерно 500 метров. Если звонок со стационарного телефона, местоположение не показывается. Помню, я смотрел по карте примерные координаты человека и пытался понять, где он находится. Например, спрашивал, видит ли он перед собой высокое дерево и так далее. У нас в центре бывали случаи, когда оператор выводил человека из леса на дорогу.

Вечером и ночью звонят пьяные люди по поводу поножовщины и криминала. Днем чаще обращаются с проблемами сердца или отравления. Процентов 15 от общего числа вызовов — ложные. Довольно часто дети балуются. Порой их наказывают: если сим-карта записана на родителей, а ребенок часто звонит в 112, к ним приезжают разбираться полицейские.

Оператор 112 не должен понимать намеки. В моей практике не было случаев, чтобы человек не мог прямо сказать о возможном насилии и говорил завуалированно. Я не слышал про то, что в Америке, когда человек не может прямо сказать о домашнем насилии, он звонит в 911 и просит привезти пиццу. Если бы я столкнулся с такой просьбой, сказал бы обращаться в службу доставки пиццы. Если бы человек не понимал и продолжал просить пиццу, я бы бросил трубку. Я думаю, по разговору всегда понятно, нужна человеку помощь или нет. Но, если у него дрожит голос и при этом он говорит что-то странное, типа просит пиццу, я бы отправил наряд. В таких ситуациях все зависит от интуиции оператора.

Мой самый необычный вызов связан с севером России. Позвонил человек из Москвы и сказал, что его маме, которая живет на архипелаге Новая Земля в Северном Ледовитом океане, стало плохо, и она не может ни до кого дозвониться. То есть мне нужно было вызвать помощь к человеку за 2 тысячи километров от себя. Я сказал мужчине, что сейчас приму меры, и начал искать информацию о том районе, пытался связаться с их службами спасения. За час трубку взяла только местная служба газа, в которую я звонил от безысходности, но ее сотрудники через знакомых смогли дозвониться до местной скорой и передать им вызов. Буквально через четыре рукопожатия женщину спасли.

Один из сложных моментов в моей практике был, когда позвонила женщина, которая сидела дома с ребенком, а к ней в дверь ломился муж с ножом. В это время друзья мужа пытались залезть в квартиру через окно.

У меня никогда не было эмоционального выгорания, но многие женщины-операторы воспринимают звонки близко к сердцу: выходят покурить, берут паузу в час, а иногда даже уходят со смены. Один из сложных моментов в моей практике был, когда позвонила женщина, которая сидела дома с ребенком, а к ней в дверь ломился муж с ножом. В это время друзья мужа пытались залезть в квартиру через окно — дело было на первом этаже. Я быстро вызвал полицию и общался с женщиной, пытался всячески ее успокоить. Что конкретно ей говорил, не помню.

Человек со слабой психикой с такой работой не справится. Некоторые сотрудники проходили обучение, стажировку, потом работали неделю и увольнялись. Из-за этого случались конфликты. Например, до того как начать работать, оператор-лингвист проходил двухнедельные курсы по английскому языку, но, выйдя на работу, он понял, что не справляется. В итоге с него потребовали вернуть деньги за обучение. Дело дошло до суда, и бывший лингвист проиграл.

Однажды я принимал звонок у своего знакомого, который попал в ДТП. Такое случается очень редко. Вообще, люди, которые попали в аварию, порой ждут полицию по пять часов, поэтому они постоянно звонят к нам нервные и спрашивают, сколько можно ждать. А мы ничем помочь не можем, потому что полиция загружена, и она не предоставляет нам информацию, когда же доедут до ДТП.

Порой люди звонят в службу 112, чтобы поблагодарить нас: некоторые даже спрашивают адрес, чтобы прислать коробку конфет или бутылку коньяка, но мы, понятное дело, от всего отказываемся.

Читайте также:  Как взять справку о прописанных в квартире

Как стать оператором

Работа оператором 112 — это моя первая работа, я туда попал, когда мне было 18 лет. Знакомые ребята уже работали там и сказали, что есть возможность устроиться. Сперва я прошел двухнедельное обучение, потом двухнедельную оплачиваемую стажировку.

В то время я учился в вузе, и 112 была для меня удобной подработкой, которую несложно совмещать с учебой благодаря графику. Порой служба помогала в сдаче сессии. Некоторые преподаватели, когда узнавали, где я работаю, сразу ставили автомат. Сомнений, идти или нет, совсем не было — это в любом случае лучше, чем работать продавцом в магазине.

Во время стажировки меня учили общаться с людьми, грамотно строить речь и работать по регламенту. Преподаватели были старые и работали еще по советским нормам. Они по факту меня и не научили ничему, все пришло со временем.

Когда меня первый раз посадили за телефон, мне помогал опытный человек, он подсказывал, как правильно строить разговор. Мой первый вызов — ДТП с двумя трупами. Я спросил, нет ли разлива топлива, есть ли пострадавшие, где все произошло, а потом перенаправил вызов в пожарную, скорую и полицию. Бывали и вызовы, на которые я не знал, как реагировать. Сперва я каждый вызов принимал близко к сердцу, но быстро приноровился, и вскоре они стали нормой.

Тренинги, то есть переаттестация, проходят раз в полгода. Операторы проводят около пяти часов с теми же преподавателями, которые были на стажировке и не имеют практики. Любой оператор через полгода работы имеет больше знаний, чем преподаватель в учебном центре.

Я работал в резервном центре по Московской области. Если где-то в Подмосковье служба 112 в течение 20 секунд не брала трубку, вызов автоматически переключался на нас. За нами не был закреплен определенный район, точнее — вся Московская область за МКАД. Если вы звоните в 112 и никто не берет трубку по три-четыре минуты, значит, какая-то местная система сломана, а резервный центр загружен вызовами.

Система может выйти из строя из-за перезагрузки, отключения интернета либо потери телефонной связи. Мы работали с «Ростелекомом», у которого часто были неполадки. Как правило, система не работала на протяжении трех-четырех часов. Такое случалось нечасто, максимум два раза в месяц и, как правило, из-за погодных условий — например, где-то обрывало провода.

Как правильно разговаривать

Сначала надо принять вызов, получить информацию, а потом перенаправить в нужную службу. В первую очередь я представляюсь: оператор такой-то, дальше выслушиваю описание произошедшего, записываю фамилию, имя, отчество, адрес и номер телефона. Пока я разговариваю, параллельно должен печатать всю информацию в компьютере. Заполнение анкеты должно занимать не более полутора минут. При этом, пока ты общаешься с человеком, у тебя в очереди стоит около 30 параллельных вызовов. Хотя бывало и по 100.

Если звонивший говорит, что есть пострадавшие, нужно в первую очередь вызвать скорую помощь. Оператор скорой помощи видит у себя на компьютере заполненную мной карточку, мне ничего не нужно объяснять ему. Потом одним кликом я могу отправить эту же карточку в полицию или другую нужную службу. Все происходит в одной удобной программе, хотя мне, конечно, не с чем сравнивать.

При любом вызове на моем экране отображается история предыдущих звонков с этого номера в службу 112. Я вижу, например, что этот человек полгода назад вызывал скорую, а этот за последнюю неделю восемь раз звонил по закладке бомб — такие вызовы нужно передавать в Федеральную службу безопасности. Обычно мы обращаемся в ФСБ по поводу сообщений о заминированных зданиях. Некоторые люди по 15 раз в неделю говорят, что какое-нибудь здание заминировано. Все прекрасно понимают, что это баловство, но я все равно обязан передать информацию в ФСБ, а они сами решают, реагировать или нет. Насколько я знаю, таких шутников вычисляют по телефону и выписывают им штрафы.

Если звонящий пьян или под наркотиками, психолог не будет с ним работать: это отнимает его время, в которое можно помочь тому, кому действительно нужна помощь

Если звонящему нужна психологическая помощь, то во время перенаправления вызова нужно общаться с абонентом и морально его поддерживать. Помню, мне позвонила женщина, которая купала ребенка, а он захлебнулся и погиб на ее руках. Естественно, у нее было паническое состояние, и, пока я вызывал полицию и скорую, нужно было с ней разговаривать. Такие разговоры могут длиться и по 15 минут. Лимита по времени у нас нет — сколько нужно, столько и разговариваем. Порой операторы перезванивают звонившему, чтобы удостовериться, что с ним все в порядке. Но в регламенте этого не прописано. Я не часто перезванивал. Не потому что мне неинтересно узнать, что случилось с человеком, — мне просто не до этого.

Оператору 112 нельзя сбрасывать звонок — это должен сделать заявитель. Если поступают оскорбления в адрес оператора, то мы выносим предупреждение, потому что оскорбление должностного лица (мы считаемся работниками правительства Московской области, у нас даже корочка была) уголовно наказуемо. Если человек не понимает, то можно сбросить звонок.

Разговоры операторов 112 прослушивают только в том случае, если экстренная служба не приехала. Проверяют, чей был косяк: оператора, скорой помощи или полиции. Всегда присутствует человеческий фактор: можно случайно забыть и не отправить карточку в полицию или скорую. У меня такое бывало, но не часто.

Кто работает в 112, где сидят и сколько зарабатывают операторы

В смене работают шесть человек: старший по смене, лингвист, психолог и три оператора. Лингвист знает только английский язык, и вызов для него случается примерно раз в месяц. Поэтому все шестеро на равных принимают вызовы.

У психолога в приоритете сложные звонки: суицид и так далее. Если он общается на тему ДТП, а у другого оператора убийство и человеку нужна моральная поддержка, операторы меняются вызовами. Первый вопрос, который задает психолог: употреблял ли человек какие-нибудь вещества? Если звонящий пьян или под наркотиками, психолог не будет с ним работать: это отнимает его время, в которое можно помочь тому, кому действительно нужна помощь. Психолог проходит обучение раз в два месяца, и только он может долго разговаривать со звонящим. Как-то раз нам позвонили и сказали, что на крыше стоит человек и собирается прыгнуть. А в это время наш оператор-психолог уже общался с самоубийцей. В итоге он по телефону снял его с крыши. За три года, что я работал в службе, никто не погибал во время разговора с оператором 112.

По документам старший по смене вообще не должен принимать вызовы, но на практике он это делает. Хотя, когда я увольнялся, к нам пришел новый старший, который отказался принимать звонки: он только составлял утром и вечером отчет и больше ничем не занимался.

Читайте также:  Материальная помощь ребенку инвалиду от соцзащиты

Примерно половина всех операторов — девушки. Вообще, всех сотрудников можно разделить на молодежь до 23 лет, как я, и на взрослых людей от 50. Последних, конечно, больше, но молодые быстрее воспринимают и передают информацию. К тому же многое зависит от печатания на клавиатуре, что люди в возрасте тоже делают хуже. Существует даже определенное требование о скорости печати оператора. К слову, я на работе научился печатать с закрытыми глазами.

Текучки кадров у нас нет, и в смене всегда работают одни и те же люди. Конфликтов с коллегами у меня не было, только с начальником. Он требовал, чтобы я делал то, что вообще не входит в мои обязанности. Например, просил покрасить забор или съездить на другой конец Москвы за свой счет, чтобы отдать какие-то документы. Конечно, это происходило, когда вызовов не очень много, но все равно бесило. Другой случай: у руководителя заболел водитель, и он сказал оператору, у которого есть права, забрать какого-то гостя из аэропорта. Такие просьбы случались часто: раза три в месяц. Будешь протестовать — лишат денег.

Еще он часто придирался. Например, он мог устроить истерику из-за того, что я пришел на работу не в черных штанах, а в темно-синих. В итоге с коллективом я расстался на отличной ноте, а с начальником на очень плохой.

В нашем опенспейсе стоит огромный монитор за 20 миллионов рублей, который включают, только когда приезжают проверки. От него исходит невыносимый жар на всю операторскую, и людям, которые сидят спереди, невозможно работать.

Рабочая одежда — черный низ, голубая рубашка, оранжевый галстук и бейджик. Не знаю, зачем это нужно, но таковы правила. Одежду покупает компания, а деньги вычитают из нашей зарплаты. При увольнении я должен был заплатить за туфли, которые проносил всего два месяца.

Мы работали в здании 1968 года на территории колледжа. Недавно его переделали, и сейчас оно выглядит довольно современно. В нашем опенспейсе 12 компьютеров и огромный монитор четыре на четыре метра за 20 миллионов рублей, который включают, только когда приезжают проверки. На нем отображается карта области, но его выключают, потому что от него исходит невыносимый жар на всю операторскую, и людям, которые сидят спереди, невозможно работать. Наш центр — показательный, поэтому проверки проходят часто — примерно раз в неделю.

Одна из проблем офиса — сломанные стулья операторов. По регламенту стул должен работать два года, и раньше его заменить не могут. Поэтому мы чинили стулья своими силами. Как-то у меня сломалась спинка, я ее приделывал скотчем. Другая классическая для офисов проблема — кондиционеры. Всегда кому-то слишком жарко, а кому-то слишком холодно.

В офисе есть кухня и комната отдыха — кубышка три на три метра с двухъярусными кроватями. Обычно мы в кубышке пили кофе или чай и общались. Вообще, отдыхали каждый час в течение 15 минут. Но это не по регламенту, а как по регламенту, я уже и не помню.

Рабочий день длится 24 часа и начинается в девять утра, но на базе нужно быть за полчаса до начала, чтобы успеть положить продукты в холодильник на смену, переодеть форму и подготовить рабочее место. В 08:50 происходит пересменка, во время которой один человек из старой смены продолжает принимать вызовы. Старшие смены докладывают друг другу о серьезных делах и незакрытых вызовах.

Обедали тоже в две смены: с 12 до часу и с часу до двух. Ужин с шести до семи или с семи до восьми. В это время можно сходить в магазин, но я обычно брал домашнюю еду. В девять вечера ходили пить чай. В выходные на усмотрение старшего смены можно было отдохнуть еще два часа. Когда нет звонков, можно общаться между собой или посмотреть фильм. Не на главном компьютере, конечно, а с телефона, хотя официально телефоны вообще нельзя доставать во время работы.

Ночью спали по очереди: с десяти вечера до двух ночи и с двух до четырех. Подушка и одеяло у каждого свои — лежат в шкафчике. Я засыпал всегда быстро, потому что очень уставал. Иногда, если вызовов немного, мы спали не четыре часа, а пять — на усмотрение старшего по смене. Но когда вызовов много, то все спят по регламенту.

Бывало, что за всю ночью мы принимали всего пять звонков, поэтому некоторые операторы засыпали прямо в рабочем кресле и пропускали звонки. Заметить заснувших несложно — у нас в операторской висят камеры. За сон сначала делали выговор, а потом увольняли. Чтобы не уснуть, я включал громкость вызова на максимум, чтобы буквально било в уши. И конечно, как и все, постоянно пил кофе.

Зарплата и увольнение

Я зарабатывал 24–25 тысяч рублей плюс раз в квартал надбавку в 8 тысяч. При этом в Москве зарплаты от 40 тысяч, поэтому меня поддерживали родители, и я работал исключительно ради опыта и денег. У меня есть грамота и медали от правительства Московской области, которое ежемесячно обещало поднять зарплату, но за три года этого так и не сделало. Только на Новый год платили 13-ю зарплату.

Мне ничего не нравилось в работе, только график. Я работал сутки через трое и иногда просил отгул — так выходило семь выходных подряд. А если попросить три отгула подряд, то получается 15 дней отдыха. Многие так и делали, а отпуск вообще не брали.

Работа оператором 112 тяжелая и рутинная — она похожа на гравировку алмаза, который ты точишь каждый день, но никак не можешь доточить. После смены я всегда мечтал только об одном — доехать до дома и поспать пару часов. Обычно после работы я спал два-три часа, чтобы хватило энергии до вечера. Но если утром нужно было на учебу, то не спал совсем. Я даже диплом сдавал после рабочих суток.

За три года работы оператором 112 я стал более ответственным и уверенным в себе. Ушел, потому что закончил учебу в вузе, да и у оператора 112 нет никаких перспектив. У начальника отдела и у обычного оператора одна и та же зарплата, только у первого ответственности намного больше. После увольнения я открыл собственный магазин.

БНК продолжает цикл «Так и живем» о жизни простых людей из Коми. В этот раз корреспонденты агентства провели один день со специалистом по обработке экстренных вызовов Анастасией Утямышевой из Сыктывкара. Она оставила высокооплачиваемую, но требующую круглосуточную занятость, работу в полиции и выбрала службу 112, чтобы быть ближе к семье.

Утро Анастасии начинается в 6:00, но для встречи с журналистами она встала пораньше – в 5:40. Такой ранний подъем для жителя города – это вынужденная мера. Центр обработки вызовов 112 находится в Эжве, так что приходится выходить раньше – смена начинается в 8:00, а надо и семьей заняться, и до места работы добраться.

Читайте также:  Справочная информация по налогам и сборам

После пробуждения наша героиня первым делом будит своих домашних – она живет с мужем и дочерью-первоклассницей в квартире новостройки. У ног крутится самый неугомонный житель квартиры – шпиц Эльза. Утро протекает спокойно: пока кипит чайник для завтрака, женщина собирает потихоньку ребенка в школу. Обычно в дни смены Анастасии косы девочке заплетает отец, но сегодня «для картинки» фотографа она решила сделать это сама. Когда с «дракончиком» покончено, можно переходить к другим заботам.

За стол завтракать садятся вместе, но Анастасия к еде не притрагивается – поест на работе. Из холодильника она достает сразу несколько контейнеров с едой – суп, макароны с котлетой, помидор и огурец, яблоко, немного хлеба.

— Если я не возьму суп с собой, значит, целый день буду голодная, — подмечает Анастасия. Вся эта еда на сутки: операторы 112 работают с 8:00 одного дня до 8:00 следующего с перерывами на завтраки, обеды и ужины.

Когда сборы завершены, семья выходит из квартиры: родители – на работу, дочь – в школу. Добирается до Эжвы Анастасия обычно на машине коллеги по смене – она забирает ее в 7:15 от дома. Но сегодня так сделать не получается, поэтому наша героиня вызывает такси: проезд обходится в 107 рублей – и это со скидкой в 100 рублей.

Пока едем в машине, Анастасия рассказывает, что в 112 пришла работать четыре года назад – служба тогда только появилась в республике. До этого она работала в отделе дознания полиции, но из-за большой нагрузки семье не стало хватать внимания:

— Мы расследовали уголовные дела небольшой и средней тяжести, а это сроки. Все время я была на работе. Это очень тяжело: ни праздников, ни выходных. Я поставила семью в приоритет и ушла.

На новом месте карьерного роста нет, признается Анастасия. Тем не менее о своем выборе она нисколько не жалеет. Сейчас у нее 7-8 смен в месяц, сутки через трое – остается три свободных дня, которые можно посвятить семье. Это же и ее основные траты – ЖКХ, продукты, а также деньги на ребенка – школу, занятия по художественной гимнастике, одежду и прочее.

Уже на работе Анастасия показывает офис службы 112: раздевалки, небольшую кухню, комнату отдыха. Самое важное пространство – зал приема вызовов – светлое помещение с большими окнами, белыми стенами и столами сотрудников. Здесь проходит вся невидимая многим работа: передача сообщений о чрезвычайных ситуациях экстренным службам. Из формы у операторов только зеленая футболка с логотипом Управления противопожарной службы и гражданской защиты Комитета ГО и ЧС, а также сменная обувь – тапочки или шлепки. Выходя из раздевалки, Анастасия берет с собой еще небольшую подушку и одеяло. Они нужны для удобства и комфорта, ведь операторы весь день проводят сидя.

Работа смены (шесть человек, включая начальника и психолога) построена четко: селектор по сводкам за прошедший день, прием звонков, перерывы на еду. В ночное время может быть предоставлено до четырех часов на отдых. Звонки никогда не прекращаются.

— Свой первый вызов я уже не помню, к тому же было много тестовых звонков. Но помню ощущения – очень страшно поначалу.

Выбрать профессию оператора службы спасения Анастасию вдохновил американский фильм «Тревожный вызов»: там главная героиня принимает звонок от жертвы похищения и пытается помочь ей выбраться. Но такие по-настоящему пугающие случаи редкость – большинство вызовов ложные. Это может быть случайный набор:

— Оператор службы 112, с вашего номера поступил звонок. Вам требуется помощь экстренных служб? Хорошо. Следите за блокировкой телефона. Если потребуется помощь, звоните, пожалуйста, — обращается Анастасия к случайно дозвонившемуся.

Или шалости детей:

— Скажи мальчикам, если будут баловаться, мы вызовем наряд полиции. Если потребуется помощь, звоните, пожалуйста.

К полудню из 23 звонков, обработанных нашей героиней, большинство – ложные. Остальные попадаются спокойные: случайное срабатывание пожарной сигнализации, не могут открыть дверь, спрашивают о начале отопительного сезона. Анастасия отмечает, что большой поток звонков начинается после 15:00, а самые напряженные дни – это пятница и суббота. Операторы работают и в праздники, особо неспокойный бывает Новый год. Анастасии в эти дни еще сложнее: она пропускает день рождения дочери.

— Дочь родилась за полтора часа до Нового года. А последние четыре года мои смены как раз попадали на 31 декабря или 1 января – поэтому я пропускаю ее дни рождения.

Самые тяжелые звонки – это ДТП или пожары с пострадавшими, особенно сложно, когда это дети.

— Периодически начинаешь проецировать ситуацию на себя, забиваешь себе этим голову. Приходится даже выйти из зала, чтобы абстрагироваться.

Для таких сложных случаев в офисе есть комната психологической разгрузки. Здесь операторы могут отдохнуть и «разгрузиться»: полежать на диване, почитать или воспользоваться специальной техникой – наушники и очки со сменой цветов на экране.

— Эмоционального выгорания у меня нет. За три дня вне работы получается отойти. Помогает то, что параллельно я занимаюсь шитьем – делаю дочери купальники для художественной гимнастики (сшить один обходится в семь тысяч рублей). Это объемная работа: и мерки снять, и выкройку сделать, и пошить, и приклеить стразы. Погружаюсь в творчество, а голова отдыхает, рабочие проблемы отходят на второй план.

В день операторы принимают больше тысячи звонков разной сложности. Анастасия вспоминает, как в феврале поступил вызов о тройном ДТП. Паникующий звонивший назвал только примерный адрес аварии – объездная Сысольского шоссе в Сыктывкаре. Но геолокация на мониторе показывала другие координаты – объездная Ухтинского шоссе, а это разница в 30 км. Помогло только то, что машина была оборудована системой ЭРА-ГЛОНАСС.

Внимание к таким деталям очень важно для операторов. Если отвлечься, то можно пропустить важную информацию. Поэтому на столе Анастасии нет ничего лишнего – только два монитора с картой и карточками дозвонившихся. Читать или сидеть в телефоне тоже нельзя, это мешает. Иногда Анастасия сидит с закрытыми глазами – без этого, увы, никак, когда целый день ты проводишь перед экраном.

К вечеру количество звонков возрастает. Иногда это люди неадекватные или нетрезвые, которые просто грубят операторам:

— Много бывает оскорблений. Дети всякие глупости говорят. В таких ситуациях мы должны быть сдержаны, спокойны. Как солдаты.

Когда на город опускается ночь, операторам поочередно предоставляется возможность отдохнуть. На это дается до четырех часов каждому, а затем – возвращение к работе.

Следующая смена прибывает в офис к 8:00. Анастасия сдает свой пост, переодевается и отправляется домой. Спать она не ложится: надо выгулять собаку, приготовить обед. С корреспондентами БНК она прощается рабочей фразой:

— Если потребуется помощь, звоните, пожалуйста.

Ссылка на основную публикацию
Сколько получают за орден мужества
Дополнительные выплаты за государственные награды военнослужащим: единовременное денежное поощрение Выплаты и льготы за медаль «Суворова» действующим военнослужащим присваиваются тем, кто...
Сбербанк накопительная часть пенсии процент
Накопительная пенсия является неотъемлемой частью пенсии по старости, полагающейся всем гражданам, имеющим официальное трудоустройство. Поскольку на накопительную пенсию не распространяется...
Сбербанк повысил ставки по кредитам
Сбербанк разместил на сайте обновленные условия предоставления потребительских кредитов на любые цели. Максимальный срок кредита снижен с семи до пяти...
Сколько получают доноры семенной жидкости
Сперма считается очень ценным генетическим материалом, без которого просто не может произойти оплодотворение яйцеклетки и наступление беременности. В процессе лечения...
Adblock detector